Главная 16 Женские штучки 16 Заседание 82

Заседание 82

Поутру, едва проснувшись, Лен поспешил в спальню Анэ. Девочка тоже уже не спала. Она сидела на кровати, закутавшись в одеяло, и смотрела на дверь.

Увидев Лена, Анэ разочарованно вздохнула.

— Значит, Миллу еще не возвращалась, — догадался Лен.

— Нет, — печально отвечала Анэ.

Лен присел на постель рядом с нею.

— Что могло случиться? — вздыхала Анэ. — Может быть, волшебный камень не помог.

— Да нет, наверно, Миллу просто испугалась идти обратно в темноте, — успокоил подругу Лен. — Она решила переночевать дома… Вот увидишь, она скоро вернется.

Он замолчал и тоже уставился на дверь.

Вскоре в дверь постучали. Дети радостно соскочили с кровати, но вместо Миллу в комнату вошел один из слуг.

В руке он нес какую-то миску.

— Доброе утро, маленькие господа, — поклонился слуга. — Как изволили почивать?

— А что это у вас? — спросила Анэ, показывая на миску.

Неожиданно из посудинки донеслось тихое ква.

— Жабита! — удивились дети.

— Мы подумали, что лучше будет отнести ее к вам, — молвил слуга, — чтобы не беспокоить господина Магистра…

Отдав миску Лену, слуга удалился.

— Жабита! А где же Миллу. Жабита, кто принес тебя сюда?

Разве не она? — наперебой спрашивали дети, ставя миску на столик у кровати.

— Меня принес Ивар, — тихо проквакала Жабита. — Но слуги не пустили его во дворец. Они сказали, что он преступник, что они позовут стражу, если он немедленно не уберется отсюда.

— Что?! — ужаснулись Лен и Анэ.

— Еще они грозились избить его, если он не послушается, — добавила Жабита.

Девочка сжала кулачки, ее глаза покраснели. Угрожающе хлюпнув носом, Анэ воскликнула:

— Да как они посмели?! Свиньи!

Все про них рассказано!

— Ты куда? — удивились Лен и Жабита.

— К Магистру! — крикнула, распахивая дверь, Анэ. — Я им покажу.

— Погоди! — заквакала лягушка. — Я с тобой. Лен, ну что же ты стоишь?!

…Ворвавшись в кабинет, Анэ — а следом за нею и Лен с Жабитой — увидали, что Магистр сидит в кресле, спрятав лицо в ладони. Когда он отнял руки, чтобы взглянуть на пришедших, на его щеках и на лбу остались красные пятна, словно он просидел так всю ночь… впрочем, оно так и было.

— Дорогие мои, — слабым голосом проговорил ученый, увидав детей.

— Они не пустили Ивара! — закричала, разражаясь слезами, Анэ. — Они его прогнали! Накажите их!

Девочка бросилась к Магистру, и старик растерянно обнял ее.

— О чем ты, дитя мое. — спрашивал ученый.

— Слуги прогнали Ивара. — рыдала Анэ. — Ивар пришел сюда, к нам, а они… они грозились… а он…

— Он даже не успел сказать мне, куда он пойдет теперь, — тихо квакнула Жабита.

Анэ заплакала еще громче, Лен тоже начал всхлипывать… А по лицу Магистра скользнула тень улыбки.

— Он свободен! — прошептал старик. — Хоть одна светлая весть.

— Послушайте, бедняжки мои, — промолвил он, привлекая к себе мальчика и гладя по голове рыдающую Анэ, — не плачьте. Не так уж все плохо. Ивар на свободе, скурондцы его проворонили… Он ведь такой умница.

Он обязательно вернется. Моя дочь… Она обязательно найдет студента Иолли… Они поймают доктора Эоннеса… мы снова поселимся в старом доме и славно заживем все вместе.

Одна Жабита заметила, как безнадежно звучит речь старого ученого. А дети понемногу успокоились.

Полчаса спустя Анэ уже просила разрешить ей пойти погулять. Магистр позволил.

Дети побежали одеваться, оставив миску с лягушкой на рабочем столе ученого.

Магистр молча глядел вслед Лену и Анэ, потом вздохнул и тяжело опустил голову.

Заседание 82

На сей раз студент Иолли великолепно выспался. Теперь его сладкому сну не мешали ни холод, ни голод, и за целый день Иолли проснулся лишь однажды — чтобы пообедать.

Пробудившись во второй раз, студент вынул карманные часы, которые достались ему в числе прочих трофеев и, взглянув на циферблат, понял, что уже вечер. Иолли основательно поужинал и ощутил, что призыв к великим подвигам зазвучал в его душе с новой силой.

Одевшись и вооружившись, он покинул комнату и, спустившись в грязную комнату, именуемую общей залой, застал там удивительную сцену. Хозяин гостиницы виновато разводил руками перед крупной барышней, которая была очень разгневана.

— Почему вы меня не разбудили?! — спрашивала она. — Я же просила разбудить меня в полдень.

— Мы стучали… — робко оправдывался хозяин, — но вы не изволили проснуться…

— Вы, верно, не стучали, а скреблись, как мыши! — гремела барышня. — Как я могла проснуться, если я легла только под утро?! Как я могла проснуться, если в вашей уродской дыре нет окон?! Пропади все пропадом!

Теперь мне опять придется искать этого болвана ночью.

Кого это она ищет? Уж не меня ли? — подумал Иолли, поскольку не признать в сердитой барышне Миллу было невозможно. — Ивара она никогда не назвала бы болваном! Ну, красавица, погоди.

— Что за шум? — громко спросил студент, пытаясь говорить грубым басом. — Это нарушительница? Ее надо арестовать!

Миллу вздрогнула и обернулась.

— Да это же красотка Миллу! — продолжал Иолли, довольный ее испуганным видом. — Что она тут делает? Ищет себе жениха?

А как же доктор Эоннес?

Взгляд Миллу загорелся ненавистью. Насилу сдержавшись, чтобы не ответить наглому скурондцу, девушка швырнула хозяину деньги и опрометью кинулась к дверям.

— Старые девы так капризны, — сказал Иолли согнувшемуся в поклоне хозяину. — Не обращай внимания!

Студент небрежно бросил на стол пару золотых и прошествовал к дверям, сопровождаемый поклонами и благословениями. Слуги распахнули перед ним дверь, и студент… запнувшись о ножны, во весь рост растянулся на мостовой.

Выругавшись, Иолли поднялся, отряхнулся и, спотыкаясь, побрел на поиски приключений.

Студент подумал, что, прежде чем проситься в компанию к Черному Рыцарю, ему неплохо было бы совершить хотя бы один подвиг самостоятельно. Иолли решил, что подходящим подвигом была бы драка со скурондцами… желательно, чтобы их было не более одного, и чтобы противник был не очень силен в фехтовании. Иолли не сомневался, что тогда он непременно одолеет врага, несмотря даже на то, что драться на мечах ему доселе не приходилось.

Но Иолли видел, как легко и красиво это выходит у Ивара: значит, и у него должно получиться.

Ища подходящего врага, Иолли бродил по улицам битых два часа. Студенту не везло. Скурондцы ходили по городу толпами не меньше десяти человек: наверно, боялись Черного Рыцаря.

Наконец, утомившийся Иолли приуныл и сел на каменную скамейку около холодной стены угрюмого темного здания.

Переулок был тих и пустынен. Свет фонарей с соседней улицы едва рассеивал царившую в нем темень.

Иолли грустно подумал, что сюда вряд ли станет заглядывать стража. Но неожиданно из какой-то особенно мрачной подворотни вынырнула одинокая фигура.

Сердце студента взыграло: это был скурондец. Он был один.

Иолли осторожно поднялся, прижимаясь к стене: он хотел подпустить противника поближе. Враг приближался не спеша, и студент успел как следует рассмотреть его.

Противник был ростом ниже него, не так широк в плечах, и вообще, выглядел безобидно.

— И-эх! — с молодецким кличем Иолли выхватил меч и выскочил на середину переулка перед самым носом скурондца.

Скурондец вздрогнул и схватился за рукоять меча… Несколько мгновений враг молча стоял перед Иолли, будто изучая его. Иолли ждал, когда же скурондец на него нападет, но тот даже не обнажил оружие.

Наконец, студент не выдержал и с диким воплем сам ринулся на противника, вцепившись в свой меч обеими руками.

Скурондец так и не принял вызова. Когда студент уже готов был ударить его, враг неуловимым движением скользнул в сторону, при этом ловко поставив студенту подножку.

Иолли со страшным грохотом рухнул на мостовую. Обернувшись, студент увидел, как скурондец торопливо уходит прочь.

Повернув голову обратно, Иолли обнаружил, что над ним, неподвижная, как статуя и безмолвная, как призрак, нависает высокая черная тень… Под мраком капюшона сверкали грозные глаза, а в руке его холодно сиял обнаженный меч.

— Черный Рыцарь! — ахнул Иолли, пытаясь подняться на ноги.

Ему это почти удалось, как случилось неожиданное: Черный Рыцарь поднял меч, делая совершенно недвусмысленный шаг навстречу студенту…

— Не надо. — завопил Иолли, закрывая голову руками.

Тотчас неизвестная сила снова бросила его на камни мостовой. Раздался звон стали.

Студент с изумлением увидел, что перед Черным Рыцарем, откуда ни возьмись, возник давешний скурондец: два клинка сшиблись у самых рукоятей.

— Бьете лежачего! А как же честь, господин Рыцарь? — прохрипел, силясь оттолкнуть меч противника, странный скурондец.

— Закрой пасть, скурондская мразь! — прошипел Черный Рыцарь.

В ответ его противник сорвал с лица маску. Иолли ахнул: это был Ивар!

В тот же миг Черный Рыцарь вскрикнул, выронил меч и отшатнулся. Протянув дрожащую руку к Ивару, он, словно задыхаясь, схватился за грудь и, последним усилием сдернув с лица свой черный платок, рухнул без чувств.

Иолли ахнул еще громче: Черным Рыцарем оказался тот самый красавчик из гостиницы!

Ивар тоже вскрикнул, но от радости. Склонившись к упавшему противнику, он похлопал его по щекам.

— Государь, что с вами? — промолвил он. — Очнитесь.

— Как ты его назвал?! — Иолли тоже стащил маску.

Ивар обернулся к нему и на мгновение изумленно замер. Потом нахмурился и проговорил, отворачиваясь от студента:

— Это король Халле Илиантэ Пятый.

— Да с чего ты… — начал было студент, но вдруг до друзей донеслись истошные женские вопли.

Через мгновение Иолли услыхал также топот нескольких пар тяжелых сапог… Студент попытался сообразить, что это значит, а Ивар тем временем схватил платок Черного рыцаря и, завязав лицо, набросил на голову капюшон. Подобрав один из валявшихся на мостовой мечей, он устремился навстречу приближающимся крикам.

В конце переулка показалась женщина. Она неслась, сломя голову и вопила: Помогите!.

Увидав переодетого Ивара, она остановилась и в ужасе замерла, как вкопанная.

— Миллу?! — изумился студент Иолли.

Миллу взвизгнула и, обогнув Ивара, бросилась к Иолли.

— Помоги! — задыхаясь, простонала она.

Тем временем в переулок свернула и погоня: четверо скурондских стражников. Вид появившейся перед ними молчаливой фигуры с обнаженным мечом напугал их еще больше, чем их жертву.

— Черный Рыцарь! — взвыли скурондцы и, развернувшись, задали стрекача.

Ивар снял платок и вернулся к друзьям.

— Быстрее! — молвил он. — Они могут вернуться с подмогой.

— Ивар?! — воскликнула Миллу. — Разве ты не в тюрьме?!

— Бежим! — торопил Ивар. — Мы должны унести отсюда короля…

— Кого?! — не поняла Миллу.

Куда, — вздохнул Ивар. — Вот вопрос.

— Я знаю, куда! — поспешил похвастаться Иолли.

— Это ваш постоялец, — докладывал спустя четверть часа Ивар хозяину лучшей Интэллийской гостиницы. — Ему стало плохо. Он упал.

Мы его принесли.

— От всего сердца благодарю вас, любезные господа стражники! — раскланивался хозяин. — Мы очень дорожим нашими драгоценными гостями… Я немедленно позову врача.

Ивар приблизил к нему скрытое маской лицо.

— Он здоров, — медленно и внятно проговорил Ивар. — Не лезь не в свое дело.

— Я все понял! — испуганный хозяин весело замахал руками. — Конечно, это совершенно меня не касается. Прошу, господа, вот сюда, на лестницу… простите сударыня, а вы к кому.

— С нами, — бросил через плечо Ивар, и хозяин мячиком отпрыгнул от Миллу, которая, скромно прошла следом за Иолли, неся под плащом меч короля.

О admin

x

Check Also

Звезда по имени Нора Галь: мама Маленького принца

Она поступала на филфак 16 раз. Ее не принимали — приняли только на семнадцатый раз. В молодой стране Советов дети врачей, юристов, учителей на интеллектуальных профессиях были не нужны. Но ...

Зрелая любовь не тормозит развитие другого

Что такое любовь? В основе многих произведений литературы и искусства лежит попытка понять и описать это чувство. Любовь остается одной из прекраснейших загадок человеческих отношений, которую, как мне кажется, до ...

Золотые руки, капуста и зомби-апокалипсис

После того как написала текст о войне, на меня нахлынули воспоминания. Как мы жили, когда я была маленькая, что мне рассказывала бабушка, и не только о войне, но и о ...

Зовут ее Ася

Зовут ее Ася: но лучшее имя ей – пламя, Которого не было, нет и не будет вовеки ни в ком. М. Цветаева 27 сентября 1894 года в семье профессора Ивана ...

Звезда Анны Герман

Впервые услышав пение Анны Герман, я была до глубины души взволнована, задета, тронута. Что в ее манере, голосе, пении бередит душу, не оставляет равнодушным, цепляет, заставляет возвращаться вновь и вновь ...

Зинаида Серебрякова

Она одна из первых русских женщин вошла в историю живописи. Светлый и ясный дар художницы Зинаиды Серебряковой чем-то сродни пушкинскому. Рисуя, она переживала такое же вдохновенное состояние, которое выразил в ...

Знакомства через интернет

Интернет в наше время превратился не только в глобальный источник информации и развлечений, но и в один из способов коммуникации между людьми. Здесь знакомятся, влюбляются, проживают целые романы по переписке, ...

Злые люди надели на Него иголки, мама

К концу Страстной кажется, что все без толку. Ни шагу с места. Кругом родное болото. Никакой Великий пост не поможет безнадежной мне. Ну, не ела что-то там. И это называется ...

Знакомьтесь: это тревожный невроз

Каждый, кто хоть раз в жизни переживал паническую атаку, уже не спутает ее ни с чем. Спина покрывается липким потом, сердце чуть не выпрыгивает из груди, а ладони и стопы ...

Зла на тебя нет

Здравствуйте, дорогие мои матронушки! Уже больше года я готовлю для нашего журнала интервью с разными героями, рассказываю с их помощью истории из жизни, обсуждаю животрепещущие проблемы, набираюсь профессионального и жизненного ...

Знакомство с внутренним диалогом

На прошлом занятии вы получили домашнее задание: выявить, какой вид контроля присутствует в вашей душе. Если максимальные баллы относятся к внутреннему контролю, а минимальные — к случайному контролю, значит, вы ...

Злата Раздолина: Когда женщина имеет все и при этом ничем не жертвует – это редкость

Злата Раздолина села за пианино, когда ей было четыре года, а свою первую песню написала в пять лет. Во время дебюта Златы Раздолиной на ленинградском телевидении классик песенного жанра Василий ...

Злость от нехватки любви

— Мама, девочки меня дразнят, обзываются… — Сашуль, люди говорят о других то, чем сами являются. Девочки дразнят тебя от того, что у них не хватает любви и тепла в ...

Злейший враг фигуры и здоровья

Долгое время сахар считался относительно безвредным удовольствием: казалось, что самая страшная кара сладкоежек — это кариес. Более того, в массовом сознании сахар обладает даже некоторыми целительными свойствами: якобы снимает головную ...

Зинаида Шаховская: замуж без любви

Возможна ли долгая любовь без бурного романа в анамнезе? История говорит: вполне. Две улитки-индивидуалиста не сразу могут раскрыть друг для друга свои панцири-домики. Но когда это все-таки случится — такой ...

Зима глазами внутреннего ребенка

Узкая полоска света пробивается сквозь неплотно задёрнутые занавески. Если прижаться к стенке у окна, можно почувствовать, как за спиной разворачивается огромный холодный мир. Его морозное дыхание остаётся снаружи, ползёт прозрачными ...

Рейтинг@Mail.ru