Главная 16 Женские штучки 16 Заседание 76

Заседание 76

Школьный Парк тревожно дремал. Тихо скрипели во тьме сучья старых деревьев.

Черные тени облаков, словно волшебные чудища, неслись по небу, заглатывая тусклые льдинки звезд. Звезды в отчаянии кололи их тонкими лучами. А внизу, у корявых корней сонных деревьев шелестела трава.

Холодный ветер трепал сухие былинки, и темные вести, как змеи, скользили по темной земле.

— Вы слыхали? Страшное злодейство случилось нынче!

Стража поймала ни в чем не повинную лягушку и растоптала ее!

— Они не смогли найти ту, говорящую, и убили эту вместо нее.

— А говорящая — что она?

— Она спаслась. Она скачет к Южной Башне.

Она хочет увидеть друга.

— Ее друг заперт в холодной темнице!

Жабита! Храбрая маленькая Жабита!

Все листья, все стебельки, все маленькие создания, жившие в парке, шептались той ночью только о ней.

А она, не щадя лапок, скакала сквозь холодную темень. Порой ее маленькое сердце замирало от страха: поблизости раздавались голоса стражников.

Жабита помнила, как они искали ее, громя опустевший дом… Именно тогда, сидя в щели старого фундамента, она и услыхала, что Ивара посадили в тюрьму. А Жабиту стража не нашла только чудом: они заглядывали во все щелки, вся трава в саду была истоптана тяжелыми сапогами.

— Лови любую! — крикнул, устав от поисков, начальник отряда. — И дави! Кто докажет, что она не говорила?

Дохлые, они все молчат.

Много часов прошло с тех пор, как Жабита отправилась в путь. Много трудностей встретилось ей на пути. Не раз она останавливалась в отчаянии, не зная, куда прыгать дальше.

Но маленькие создания, жившие в парке, приходили к ней на помощь.

— Скачи к реке, — пищали мыши-полевки.

— Там живет Старая Жаба, — квакали древесные лягушки.

— Она расскажет, что делать дальше…

— Скачи, храбрая Жабита!

И лягушка снова устремлялась в путь по вытоптанной траве, по палой листве, укрывшей песок аллей… В одной из них, уже в сумерках, случилось странное происшествие.

Жабита едва успела спрятаться под кустом у самой дорожки, ожидая, когда шедшие по ней трое стражников пройдут мимо. Внезапно перед ними, бесшумно, словно тень, возникла высокая черная фигура. Стражники попятились, доставая мечи.

Тотчас из-под плаща неизвестного холодным лучом блеснула голубоватая сталь.

— Черный Рыцарь! — в ужасе взвыли стражники.

Схватка была недолгой. Очень скоро двое из троих скурондцев были убиты.

Третий убежал. Неизвестный не стал догонять его.

Спокойно вытерев лезвие меча, он наклонился к убитым и сдернул с них маски, после чего исчез так же внезапно, как и появился.

Сидя под кустом, Жабита изумленно таращилась в густеющий сумрак, пытаясь понять, куда же подевался таинственный герой… Но потом, подумав, что ей следует поспешить, лягушка осторожно выбралась на дорожку, стараясь держаться подальше от черных трупов.

Вскоре совсем стемнело. Некоторое время Жабита скакала наугад в непроглядном мраке.

Но вот сквозь листву деревьев просочился слабый свет луны, и лягушка поняла, что прыгает уже не по аллее, а по узкой, едва приметной тропинке в густых зарослях дикого кустарника.

Тропинка вела ее куда-то вниз, земля под Жабитиными лапками стала сырой и мягкой, а трава вокруг — высокой и жесткой. Наконец, тропинка исчезла среди влажных кочек.

Жабита радостно квакнула: перед ней светилась заросшая камышом заводь жалкой речонки.

Жабита подползла к самой воде и огляделась. Странное было место. Вроде, все как положено: камыши, болото… Но даже лягушке стало неуютно.

Похоже, здесь не было ни одной живой души… Как же ей найти Старую Жабу? И спросить не у кого… Приуныв, Жабита слушала, как шелестит камышами ветер на пустом берегу.

— Эй, ты кто? — вдруг квакнул кто-то из зарослей камыша. — Ты зачем сюда явилась? Тебе, вроде, еще рано помирать…

Жабита повернулась. Неподалеку от нее под поникшими стеблями жухлой травы, словно в норе, сидела жаба. Жаба была похожа на комок сырой земли: такая она была древняя.

И голос у нее был тихий и скрипучий, словно треск ломавшегося сучка. Увидав ее, Жабита сразу поняла, кто перед нею.

— Это вы Старая Жаба? — вежливо спросила лягушка.

— Кто ты такая, что не знаешь меня? — удивилась жаба. — Хотя, сказать по правде, я тебя тоже никак не признаю… Странно. Я помню всех лягушек, которые вылупились из икры у этих берегов…

— Я прибыла издалека, — квакнула Жабита.

— Надо же! — скрипнула Старая Жаба. — Ну, тогда здравствуй.

— И вы здравствуйте, — учтиво отозвалась Жабита.

— Мне поздно здравствовать, дуреха, — захрипела жаба. — разве ты не видишь? Я живу свою последнюю ночь.

— О, я уверена, что все не так страшно, как вам кажется, — поспешила утешить ее Жабита.

— А я разве жалуюсь? — удивилась Старая Жаба. — Эх, молодо-зелено. Разве страшно вылупиться из икринки и поплыть по теплой заводи?

Разве страшно, когда у тебя вырастают лапки. Вот и я всего-навсего собираюсь вылупиться из этой старой кожи… Впрочем, речь не обо мне.

Что ты, чужестранка, ищешь на мертвом берегу?

— Мне сказали, что вы сможете помочь мне добраться до темницы, — смиренно отвечала слегка пристыженная Жабита.

На несколько мгновений Старая Жаба застыла неподвижно, прикрыв тусклые глаза. Жабита испугалась, что старуха уже умерла.

Но она всего лишь глубоко задумалась. Наконец, Старая Жаба пошевелилась и проквакала:

— Теперь я знаю, кто ты, путешественница. Еще раз добро пожаловать, дорогая Жабита!

Жабита изумленно квакнула.

— Как вы узнали. — спросила она.

— Земля слухом полнится, — проскрипела Старая Жаба. — Для того, кто живет в тишине и одиночестве, не остается тайн. Слышишь, как шумит ветер? Слышишь, как плещет вода?

Они давным-давно рассказали мне о тебе.

Старая Жаба снова замолчала и зачем-то посмотрела вверх, туда, где в темных небесах мерцали далекие звезды.

— И не только о тебе, — продолжала она. — Я также знаю и о том, кто заперт в темнице Южной Башни…

Жабита едва удержалась, чтобы не подпрыгнуть от радости: ей не хотелось выглядеть легкомысленно в глазах столь мудрой и степенной собеседницы.

— Твой друг печален, Жабита, — заскрипела снова Старая Жаба. — Ему одиноко. Он никого не ждет к себе этой темной ночью. Но он все время думает о вас.

Сильны его мысли — они долетают до самой реки… до моей бедной реки! — задумчиво повторила она.

Жабита почтительно слушала. Она не совсем понимала, о чем речь.

— Ах, милая, ты не поверишь, но когда-то здесь все было по-другому, — прокряхтела жаба, с тоской оглядывая пустой берег. — Река была светлой и веселой. В камышах жили птицы, головастики в солнечных заводях выводились сотнями… Теперь тут никого: где-то далеко умирают источники, и вода в реке стала горькой от печали. Я одна пила ее много дней.

Я не могла поступать иначе. Для многих, кто увидел свет на этих берегах, я — самое первое воспоминание. Я не могла оставить их дом пустым…

Тусклые жабьи глаза подернулись пленкой.

— Знаешь, как это тяжко — умирать, думая, что весна уже не вернется туда, где ты родилась? — продолжала она. — Горе отравило меня. Я мечтала умереть и стать грязью, лежать и сохнуть на мертвом берегу.

Я исчезла бы потихоньку вместе с моей рекой, но не рассталась бы с нею… вот чего я желала в свои последние дни. Но нынче…

Старая Жаба вдруг приподнялась на слабых лапах и вылезла из норы. Луна осветила темную пупырчатую кожу.

Жаба открыла глаза, и они блеснули в лунном свете.

— Нынче, когда я в последний раз подползла к воде, — квакнула она, — я удивилась: она больше не была горькой. Живая волна плеснула на берег. Она принесла мне светлые мысли… они струились оттуда, из подземелья Южной Башни.

Они говорили мне: к чему отчаиваться? Разве нет в мире Сил, которые заботятся о каждой былинке и каждой твари?

Разве только я люблю этот бедный край? Я — всего лишь маленькое и слабое существо, но даже над моей ничтожной жизнью простерта невидимая всемогущая рука… Так думал твой друг, так подумала и я, и теперь я спокойна…

Заседание 76

Жаба вздохнула и снова припала к земле.

— Впрочем, кто о чем, а жаба о своем болоте! — квакнула она. — Зря я отвлекаю тебя своей болтовней, дорогая Жабита. Ты должна торопиться… Сдается мне, твой друг недолго пробудет в темнице.

— Его выпустят? — обрадовалась Жабита.

— Не знаю точно, — отвечала Старая Жаба, — речи Темных Людей темны… Ты сама все узнаешь. Прощай, храбрая Жабита.

Скачи вдоль реки, и ты скоро доберешься до Южной Башни.

С этими словами Старая Жаба уползла обратно в свою нору.

— Ах, если бы вы знали, как я вам благодарна! — проквакала Жабита.

— Ну-ну, будет, дорогая, — скрипнула старуха, — спеши…

Она замолчала, и Жабита уже собралась удалиться, как вдруг жаба снова подала голос:

— И передай своему другу, что одно старое обездоленное создание в свой последний час благословляет его.

Конец трудного и опасного пути к Южной Башне оказался совсем не трудным и не опасным. Жабита радостно прыгала вдоль реки, сочиняя приветственную речь, которую она решила произнести при встрече с Иваром. Беседа со Старой Жабой настроило лягушку на серьезный и торжественный лад.

Жабита подумала, что хорошо бы научиться быть такой же мудрой и рассудительной, как она.

Жабита резво скакала по болотным кочкам, а слева от нее шелестел ветвями темный парк. Но вдруг деревья кончились.

Склон берега стал круче, а из-за его вершины на лягушку глянула высоченная, призрачно-голубоватая в лунном свете, стена Южной Башни.

Жабита возликовала и с удвоенным пылом поскакала вверх по склону, не забывая, однако, повторять про себя свою речь.

Приближаясь к башне, она пыталась разглядеть темничное окошко, но ей мешала высокая трава. Жабита огорчилась, подумав, что на новые поиски ей придется потратить еще целую вечность… Задумавшись о том, что теперь делать, лягушка не услыхала приближающихся шагов и голосов.

Она очнулась в самый последний миг, когда едва не оказалась под подошвой тяжелого кованого сапога! Насилу увернувшись от него, Жабита отпрыгнула подальше и увидела целый отряд стражников.

Скурондцы подошли к стене и столпились около нее, глядя куда-то вниз. Они принялись громко гоготать, стучать обо что-то ногами и ругаться.

— Урод! — услыхала Жабита.

Каждое новое ругательство вызывало у стражников бурю восторга и одобрения. Подобным образом они развлекались еще несколько минут.

И как им не надоедает! — удивилась Жабита.

Лягушка давно уже поняла, что стража стоит у тюремного окна и издевается над узником, а тот, конечно, не отвечает им ни слова. Жабита с нетерпением ждала, когда стража уберется восвояси.

Но кое за что она была даже благодарна своим врагам: теперь ей не нужно было искать темницу.

Нахохотавшись вдоволь, скурондцы, наконец, удалились. Не прошло и минуты, как Жабита уже сидела у тюремного окошка, там, где жухлая трава ложилась прямо на широкий и сырой каменный подоконник, из которого торчали толстые прутья ржавой решетки.

Позабыв все приветственные речи, Жабита сидела, поставив передние лапки на замшелый камень, и вглядывалась во мрак, который царил за решеткой.

И вот она увидела: в глубине холодного сумрака показалось что-то светлое. Оно приближалось. И наконец, Жабита поняла: это был Ивар.

Его лицо, просияв из темноты, приникло к прутьям решетки. Как и прежде, прекрасное, но теперь бесконечно печальное, оно вновь пробудило в Жабите смутные воспоминания.

И все-таки, — ломала голову лягушка, глядя на узника, неподвижно стоящего у окна, — где я могла видеть его раньше?! Это, конечно, невероятно, но я точно знаю, что видела Ивара еще до того, как мы встретились с ним в замке Каллистэ!

Она сидела и думала, а Ивар, не замечая ее, смотрел, поверх травы, куда-то вдаль своими ясными глазами. Его взор словно молил о чем-то… и тут Жабиту осенило.

Как наяву, перед ней предстал темный покой заброшенного замка, тусклый свет луны и черная тень оконного переплета на грустном лице нарисованной девушки!

— Я вспомнила! — квакнула Жабита так громко, что Ивар изумленно отшатнулся от окна. — Это был не ты! Это была принцесса Иннеле!

Ты так на нее похож.

— Жабита! — тихо вскрикнул Ивар его взгляд растерянно метался по траве. — Жабита… Где же ты?

— Я здесь! — лягушка высоко подпрыгнула и, увидав, какая радость загорелась в прекрасных синих глазах, совсем потеряла голову от счастья.

Громко расквакавшись, Жабита принялась прыгать на месте, лихо перекувыркиваясь в воздухе.

— Жабита! Безумное ты создание! — говорил, не веря своим глазам, Ивар.- Да как же ты сюда добралась.

Да перестань же ты прыгать, наконец.

Он протянул сквозь решетку руки, и на Жабиту словно дохнуло ледяным ветром: зловещий звон зазмеился по холодному камню. Лягушка растерянно шлепнулась наземь и радость ее погасла: свет уходящей луны скользнул по тяжелым железным цепям, сковавшим запястья Ивара.

— Ах, что это?! — испуганно квакнула она, но Ивар не ответил.

Подобрав нежданную гостью с травы, он отошел в дальний угол темницы и сел на свою соломенную постель.

Звон цепей наводил на Жабиту тоскливый страх. Но она постаралась приободриться, видя, как счастлив ее бедный друг.

Его рука слегка вздрагивала, он улыбался, но от волнения едва мог говорить.

— Ну, рассказывай, — промолвил он, прислоняясь к темной стене.

— Да что там рассказывать, — отвечала Жабита, — вот, добралась… Не сама, конечно, мне помогли…

— С тобой пришел еще кто-то из наших? — обрадовался Ивар.

— Нет, я имела в виду Старую Жабу, — квакнула Жабита.

— Ах, так. — голос Ивара слегка потускнел.

Узник повернул голову и посмотрел в окно.

— Ну и хорошо, — тихо молвил он, — так и мне спокойнее… Тут слишком опасно для них. Хорошо, что никто не пришел…

В его словах, однако, звучала горькая тоска. Ивар немного помолчал и снова взглянул на Жабиту.

— Если бы ты знала, как я рад тебе! — молвил он. — И как ты не побоялась навестить меня? Ты проделала такой трудный путь.

Хорошо, что ты успела до захода луны. У нас еще есть время поговорить…

Заседание 76

— А потом тебя выпустят? — с надеждой квакнула Жабита.

— Да, наверно, — Ивар со вздохом отвел глаза.

— Как хорошо! — обрадовалась лягушка. — Мы уйдем отсюда вместе.

— Нет, Жабита, — неожиданно лицо Ивара стало строгим. — Ты покинешь темницу раньше меня. Как только я велю тебе.

Ты должна обещать мне это.

— Но… — возразила было лягушка.

— Обещай! — повелел Ивар.

— Хорошо, обещаю, — поникла Жабита.

— Благодарю тебя, — голос Ивара снова стал тихим и ласковым. — Не обижайся на меня, дружок, и не грусти. Так нужно.

У меня будет для тебя важное поручение. А пока давай поговорим о чем-нибудь.

— О чем? — уныло вздохнула Жабита

— Расскажи мне о твоем путешествии…

Разумеется, по дороге в темницу Жабита мечтала о том, как будет рассказывать Ивару о своих приключениях. Но теперь лягушке было так грустно, что она всего-то и смогла, что тихо квакнуть Не хочется, да и то по-лягушачьи.

Но Ивар ее понял.

— Тогда, если хочешь, я расскажу тебе одну историю, — неожиданно предложил он.

— Ты? — удивленно встрепенулась Жабита. — Историю? Давай… А она длинная?

А она интересная.

— Не знаю, Жабита, — улыбнулся Ивар. — Возможно, тебе она покажется короткой и скучной. Но все-таки…

Ивар вздохнул и закончил, отвернувшись от лягушки:

— Все-таки, ты постарайся запомнить ее. Мне бы очень этого хотелось.

— Хорошо, я запомню, — пообещала Жабита.

Ивар посадил ее на солому. Солома было влажная, для лягушки — в самый раз.

Жабита с удовольствием устроилась поудобнее.

Ивар снова прислонился к стене и, глядя в окно, начал свое повествование.

О admin

x

Check Also

Чан или кран

Один из постоянных читателей Матрон.Ру прислал нам эту курьезную крещенскую историю, приключившуюся сегодня с ним и его мамой. Не могли не поделиться! «Ходил сегодня за святой водой. Отправился в новый ...

Cемейное путешествие: Саки – прохлада моря, жар степи и лечебные грязи

Саки – небольшой курортный городок неподалеку от Евпатории, прославившийся благодаря одноименному грязевому озеру. Это одно из самых приятных и в то же время доступных мест отдыха в Крыму. Мы поехали ...

Цена жизни

… Из-за разобщенности у жителей мегаполиса появляются новые представления о том, кого считать своим ближним. Хорошо, что родственники, друзья еще продолжают восприниматься как ближние. А соседи в большом городе уже ...

Цель, которой страшно достигнуть

Когда девушки жалуются, что у них не получается выйти замуж, я начинаю их расспрашивать: а расскажите, пожалуйста, какая, на ваш взгляд, жизнь должна начаться у вас после свадьбы? Что изменится ...

Cемейное путешествие: озера и костелы Беларуси

Найти информацию об интересных и удобных для семейного отдыха местах России или ближнего зарубежья порой труднее, чем о заграничных курортах. Предлагаю рассказ о прошлогодней поездке в один из национальных парков ...

Царский путь с вербами в руках

Приближается праздник Светлого Христова Воскресения — Пасха. Формально – закончился Великий пост, еще в пятницу. Всего неделя осталась до того момента, когда православные будут приветствовать друг друга радостным восклицанием: «Христос ...

Быть собой нельзя измениться

Мы живем в обществе людей, нацеленных на успех. И все пытаемся этому соответствовать, зачастую даже не осознавая. С детства в нас загружаются образы успешных людей, героических поступков, недюжего ума, причем ...

Бывают странные сближенья…

Христианская Церковь знает множество «парных» святых. Это и супруги Петр и Феврония, и братья Борис и Глеб или Кирилл и Мефодий, и даже не знакомые друг с другом при жизни ...

Бюджетный вопрос

Совсем недавно, в отпуске, за ужином в прибрежном ресторанчике, мы случайно услышали разговор сидящих за соседним столиком супругов-итальянцев с двумя детьми. В память мне особенно врезалась его раздраженная фраза: «У ...

Быть слабой

Сегодня речь пойдёт вот о чём… Хотя, всё по порядку. Читая Роберта Рождественского: Будь, пожалуйста, послабее. Будь, пожалуйста. И тогда подарю тебе я чудо запросто. И тогда я вымахну — ...

Быть родителем для самого себя

На днях я стала думать о людях из своего прошлого, и передо мной всплыли воспоминания об одной интересной личности. Итак, была у меня удивительная знакомая… нет, конечно, она и сейчас ...

Быт или не быт – вот в чем вопрос

Снова наступил февраль, открыв сезон семейного и корпоративного празднования и поисков подарков. Опять Интернет пестрит шутками на тему того, как «мужчины ждут очередной шампунь на 23 февраля, а женщины – ...

Бывают ли всезнающие и непогрешимые родители

Мы продолжаем публиковать отрывки из книги «Мама, перестань читать нотации! И ты, папа, тоже!» греческого педагога и организатора «школы родителей» Кики Дзордзак а ки-Лимбероп у лу, перевод которой выполнен монахиней ...

Быть для всех светильником

Гаснут последние огни, погружающегося во мрак большого города. Всю землю словно окутала тьма. День великого Праздника не властен над умами и сердцами людей, которые пребывают в недоумении и ощущении бессмысленности ...

Бывает ли белой зависть, или Лимонад из очень кислых лимонов

Завистливый человек причиняет огорчение самому себе, словно своему врагу. Не знаю, бывают ли люди, ни разу не переживавшие муки зависти. Но, несмотря на распространённость этого чувства, о зависти не принято ...

Был в темнице – и вы посетили Меня

Святая Анастасия Узорешительница – еще одна девица из сонма христианок-мучениц 3-4 веков. Знатная римлянка, умница-красавица, девственница и олицетворение кротости и стойкости одновременно. Однако есть в ее житии нечто, что не ...

Рейтинг@Mail.ru