Главная 16 Женские штучки 16 Заседание 55

Заседание 55

Сказать, что пони Подарок и лягушка Жабита были счастливы — значит ничего не сказать. Они были не просто счастливы. Они были в восторге, просто на верху блаженства!

Кошмар путешествия по Мертвым Землям нежданно обернулся для них радостью, о которой можно было только мечтать!

Их новый друг, Доктор Ивар, оказался не только добрым и заботливым врачом. Он столько всего знал!

И в то же время он совсем не гордился своей ученостью. Он искренне восхищался научными познаниями обоих попутчиков, даже стал называть их коллеги. Уж они-то постарались показать себя с лучшей стороны!

Жабита рассказала историю запустения Илиантэ и пробуждения короля Халле, а пони очень дельно дополнял ее рассказ. Доктор Ивар был крайне удивлен и задал множество вопросов.

А какие он рассказывал сказки! Хотя ни в одной из них не упоминался Ооле Каллистэ Первый, пони и лягушка слушали их, затаив дыхание. А какой у него был голос!

А какие у него были глаза! Синие, ласковые, как небо!

Об этом, правда, знала только Жабита. Пони, увы, до сих пор ничего не видел. Он шел за Доктором на поводке и с непривычки все время спотыкался.

Доктор Ивар успокоил лошадку, что его слепота временная, и она, скорее всего, пройдет, только неизвестно, когда. Он сделал Подарку примочки, чтобы глаза перестали чесаться, но лучшего лекарства он, к сожалению, не знал.

Впрочем, пони не сильно огорчался. В остальном он чувствовал себя превосходно.

Итак, дружная компания быстро двигалась на восток. За целую ночь Доктор Ивар не остановился ни разу, а пони с лягушкой даже не заметили, как она пролетела.

Они только и мечтали о том, чтобы их новый друг не переставал петь или рассказывать.

Наступало утро. Сосновые боры остались позади. Рассветная рань запахла росой и березами.

Доктор Ивар замолчал. Некоторое время спутники слышали лишь его усталые шаги.

— Уважаемый доктор, — произнесла наконец Жабита, — не лучше ли было бы вам немного отдохнуть? Нам совсем ни к чему так торопиться!

— Я должен догнать короля Халле, — сказал в ответ доктор.

— А зачем он вам? — Жабита ревниво высунулась из своей миски (доктор так и нес лягушку в ней всю дорогу).

— Поблагодарить хочу, — отвечал доктор, — он мне фонарь засветил. Видишь?

— Я тоже хочу знать, что такое фонарь! — заявил пони.

— Фонарь — это темное пятно вокруг глаза, — поспешила объяснить лягушка.

— Как у моей мамы?! — обрадовался Подарок. — Здорово! Молодец Его Величество!

У него щедрое сердце!

— И рука, — вздохнул доктор.

— Тогда, конечно, надо поспешить, — рассудила Жабита.

Некоторое время друзья шли молча, потом пони не выдержал.

— Давайте дальше разговаривать! — сказал он. — Доктор Ивар, расскажи еще что-нибудь!

— Доктор устал, — одернула Подарка лягушка, — думаю, теперь наша очередь рассказывать!

— Прекрасно! — обрадовался пони. — Тогда, чур, я первый…

И Подарок рассказал Доктору Ивару о мертвых лошадках и Крае Света. Лягушка никогда не слышала лошадиных преданий, и была очень обрадована.

— Это предание, с моей точки зрения, доказывает, что Край Света существует на самом деле, — заявила она. — Как вы считаете, доктор?

Доктор, похоже, был весьма удивлен ее словами.

— А разве в этом кто-то сомневается? — спросил он.

— Ученые, — вздохнула Жабита.

— Вероятно, это ненастоящие ученые, — пожал плечами Доктор Ивар. — Настоящие-то прекрасно знают, что и Край Света, и — увы! — Черная Пропасть существуют так же, как и мы с вами.

— И Черная Пропасть?! — перепугались пони с лягушкой.

— Как же так? — волновался Подарок. — Откуда она взялась?!

— Откуда взялась? — Доктор Ивар задумался. — Видите ли, толком об этом никто ничего не знает. Мне известно лишь, что в давние-давние времена Пропасти не было.

Потом что-то произошло… что-то вроде битвы на Небесах. Какая-то молния ударила в землю… А может, то была и не молния: кто-то очень злой упал с Небес и расколол земную твердь.

Трещина стала выпускать из себя тучи, чтобы заслониться от неба. Трещина постепенно расширялась, и туч становилось все больше… Так возник Скуронд.

Заседание 55

— А что, Пропасть и в самом деле может исполнять желания? — квакнула Жабита.

— Только самые черные, — отвечал Доктор.

— А правда, что в Черной Долине так страшно, как про нее говорят? — спросил Подарок.

— Я не знаю, что про нее говорят, — молвил Доктор Ивар, и Жабита почувствовала, как его рука, державшая миску, задрожала. — Тот, кто может о ней говорить, скорее всего, никогда ее не видал.

— А что пообещал Пропасти Повелитель Скуронда, который сражался с королем Ооле? — полюбопытствовала Жабита.

— Разве вы не знаете? Взамен данного ему могущества Пропасть потребовала, чтобы он привез ей корону Каллистэ.

— А почему именно Каллистэ? — удивились животные.

— Потому что Ооле Каллистэ Первый… — здесь Доктор Ивар почему-то вздохнул, — сильно досадил Скуронду. Он помогал королю Илиантэ охранять границы, западные злодеи не могли и носу высунуть из-под своих туч.

Да и преступников на Востоке в те годы стало намного меньше. Пропасти это очень не нравилось, ведь ей были нужны свежие люди…

Жабита и Подарок слушали Доктора, открыв рот. А его голос, между тем, звучал все глуше и мрачнее:

— Король Ооле должен был отдать корону добровольно… Ведь иначе Пропасть не имела бы на нее прав. Повелитель пытался запугать противника… впрочем, вам это известно. Король не подчинился.

Обещанную Повелителем корону Каллистэ Пропасть не получила, и, конечно, немедленно расквиталась со своим должником. Ее месть не была особенно ужасной. Повелитель просто-напросто разделил участь всех скурондцев, которые рано или поздно бывают сожраны своей черной госпожой…

Доктор Ивар помолчал немного и, тяжко вздохнув, продолжал.

— К несчастью, Пропасть очень упряма. Она ничего не забывает.

Она не успокоится, пока не добьется своего. Несколько веков она пыталась дотянуться до Каллистэ, чтобы погубить землю своего заклятого врага, короля Ооле. И вот, дотянулась… хотя и не погубила.

Вы видели Каллистэ. Солнце по-прежнему светит над королевским замком, а вода в его колодце по-прежнему свежа и прозрачна… Прекрасная страна все еще жива.

Но, увы, что сталось с нею?!

Доктор Ивар не выдержал, свернул с дороги, сел на валун и закрыл лицо руками.

— Доктор, так вы думаете, в этом виновата Пропасть? — спросила Жабита, вылезая из миски на траву.

— В мире нет другой силы, способной совершить такое зло — промолвил Доктор Ивар.

Подарок и Жабита потрясенно молчали. Доктор Ивар понемногу успокоился.

— Теперь вы понимаете, для чего мне нужен король Халле? — сказал он. — Вы сами сказали, что нынче он — единственный, последний король на земле. Единственный, кто может поехать в Край Света и спасти Каллистэ, спасти Илиантэ, уничтожить скурондских чудовищ, а может — кто знает — и саму Пропасть.

— Ну, тогда пошли! — пропыхтел пони, натягивая поводок.

Друзья снова тронулись в путь. Некоторое время Жабита и Подарок взволнованно размышляли о том, что рассказал им Доктор.

Вдруг пони радостно тряхнул головой и забил копытами.

— Доктор Ивар! Не расстраивайся! — проржал он. — Король Халле не последний!

Мы же совсем забыли, что к нам вернулся король Ооле Каллистэ Первый!

— Да, конечно! — опомнилась Жабита.

— Не прошло и недели, как Жабита рассказала сказку…

— Постойте, я ничего не понимаю! — воскликнул Доктор Ивар. — Какая сказка, какой король?!

— Я сочинила, — ответила Жабита, — что однажды произойдет чудо. К ним вернется король Ооле Каллистэ Первый. Король будет защищать нас и рассказывать нам сказки…

— Пока друг не ранит его кинжалом, — проворчал пони, — и не убьет словом.

— Что?! — подпрыгнула Жабита. — Я такого не говорила!

— Откуда же собаки это взяли?

— Про кинжал и слово — это ты сказал!

— Я?! Да я же совсем не то имел в виду.

— Испортил мне сказку.

— Меня не так поняли, — буркнул пони, сознавая, впрочем, свою вину.

— Доктор, но в остальном вам теперь все ясно? — спросила Жабита.

Доктор так глубоко задумался, что не ответил. Они прошли, наверно, не меньше мили, прежде чем он, подняв глаза от дороги, печально промолвил:

— Пожалуй, не все. Но кое-что я понял… Ох, да помогут мне Небеса!…

Часа за два до полудня Его Величество Халле Илиантэ Пятый въехал в ворота не очень большого, но на первый взгляд процветающего города. Одно лишь казалось странным: многие дома в нем совершенно не имели окон.

Халле не имел ни малейшего представления о том, где очутился: как уже говорилось, с географией Востока король был знаком очень приблизительно, в основном по рассказам придворного географа, который когда-то давал ему уроки, и которого Халле — тогда еще принц — терпеть не мог.

Итак, Халле въехал в город, намереваясь спросить его название у первого же встречного. Однако королю не повезло: первый встречный оказался немного не в себе. В ответ на учтивое обращение Его Величества он опустился на колени и, протянув руку, словно прося милостыни, умоляюще забубнил:

— Славлю тебя, о великий король, за твое милосердие! Я был нем от рождения, и никто не мог разрешить мой язык от вечного молчания. В безмолвии прожил я шестьдесят лет, но вот появился ты…

Дальше Халле слушать не стал.

— Ты с кем-то меня путаешь, — молвил он, бросив убогому монету. Убогий поднял ее и, не сказав больше ни слова, ушел восвояси.

Интересно, откуда он узнал, что я король?- подумал Халле про себя. Королевский перстень он еще в замке Каллистэ повернул камнем внутрь — на всякий случай.

Не найдя ответа, король пожал плечами и поехал дальше.

Людей на улицах города было на удивление мало. Второй встречный, попавшийся королю, был мертвецки пьян.

Устремив мутный взгляд на Халле, он пробормотал нечто невразумительное и свалился под копыта Серого.

Третьим встречным оказалась женщина с озабоченным и сердитым лицом и двумя большими корзинами.

— Сударыня, не скажете ли вы мне, как называется этот город? — вежливо спросил у нее Халле.

Женщина хмуро на него поглядела и, проворчав себе под нос что-то вроде “Еще один никак не угомонится!, поспешила прочь.

— Езжай домой, проспись! — донесся из-за угла ее удаляющийся голос.

Халле плюнул с досады.

— Кто-нибудь скажет мне, что это за город?! — вскричал он.

— Это Эффра, господин! — неожиданно послышался в ответ слабый голосок.

Халле вздрогнул от неожиданности и обернулся.

У дверей одного из домов, на ступеньках, сидел, скрючившись и обняв руками колени, мальчик лет десяти, а может, двенадцати. Сидел он тихо, как мышка, поэтому Халле не заметил его, проезжая мимо.

Лицо у мальчика было зареванное, в грязных разводах, да и вообще выглядел он сущим оборванцем. При виде него королю почему-то снова вспомнился маленький принц Инго… Сердце государя дрогнуло от жалости.

— Почему ты тут сидишь, тебе некуда идти? — спросил, подъезжая к мальчику, Халле.

— Вообще-то есть куда, — отвечал мальчик, — только я не хочу никуда идти.

— Там мне не дадут поплакать.

— А почему ты плачешь? — спросил, наклоняясь к мальчику, король. — Тебя обидели?

— Нет, просто… — лицо мальчика скривилось, и по щекам снова поползли слезы. — Король уехал, а я так и не успел попросить его, чтобы он меня вылечил!

Заседание 55

Услыхав такие речи, Халле спрыгнул с коня и присел на ступеньку рядом с мальчиком.

— Как тебя зовут? — спросил король.

— Лен, — шмыгнув носом, ответил мальчик.

— Давай еще раз, по порядку, — предложил Халле, доставая монету и протягивая ее мальчику.

Лен взял деньги, вытер нос рукавом и заговорил, изредка всхлипывая:

— Благодарю, добрый господин… Я хромой с раннего детства, и поэтому мои родители меня не любили (мы люди бедные, нам болеть нельзя). Мне было стыдно, что я объедаю своих здоровых братьев и сестер ( их у меня восемь).

Недавно отец привез меня сюда и устроил на работу — прислуживать в харчевне. Это была большая удача, что меня взяли, ведь я калека… И вот, я услышал, что скоро у нас на востоке снова будет король — об этом пели западные певцы, мне нравятся их песни, потому что в них рассказывается о том, что, когда будет король, все несчастья и болезни прекратятся, и все будут друг друга любить, и он вылечит всех больных… и так далее.

— Так-так, — кивнул Халле, припоминая банду разноцветных музыкантов.

— И вот, Король приехал. Его встречала огромная толпа: все хотели посмотреть, какие чудеса он умеет творить. Мне пришлось смотреть издалека: я не мог подобраться ближе.

Вечером на главной площади было так красиво! Сначала был концерт.

А потом он, Король, появился на балконе ратуши. Я так обрадовался.

Он повелел привести какого-нибудь больного, и к нему привели Немого Иккэ. Все в городе знают Немого Иккэ! И Король повелел ему говорить.

Вот ты мне не веришь, а я своими ушами слышал, как Немой сказал: Славлю тебя, о, великий король, за твое милосердие! Я был нем от рождения, и никто не мог разрешить мой язык от вечного молчания. В безмолвии прожил я шестьдесят лет, но вот появился ты…

Дальше Лен не смог говорить. Халле пришлось долго ждать, пока он успокоится.

В конце концов мальчик продолжил свой рассказ, но разобрать его слова было нелегко: бедняжка икал и трясся от плача.

— Все, кто был на площади, ахнули… А потом Король сказал: Иди же и расскажи всем о своем исцелении! А вы, люди, радуйтесь, пейте и веселитесь!

И да не иссякнет вино в ваших подвалах! . Тут из харчевни моего хозяина принесли маленький бочонок вина, и сколько бы из него не выливалось, вино не убывало. Тогда все закричали Да здравствует король!. В общем, Эффра ему присягнула.

Я надеялся, что он теперь останется, и я смогу пойти к нему и попросить, чтобы он меня вылечил, а оказалось, что сегодня ночью он уехал!

Мальчик громко заревел. Халле сидел рядом, чувствуя себя ужасно глупо.

Тут над их головами растворилось окно, и чей-то пьяный голос посоветовал им убираться куда подальше.

— Лен, ты не проводишь меня в твою харчевню? — попросил Халле, радуясь возможности прекратить этот разговор.

Лен кивнул и, поднявшись, побрел вперед. Мальчик действительно сильно хромал, и Халле посадил его верхом на Серого.

— Хромой на хромом! — не мог не улыбнуться Лен.

Мальчик привел короля на площадь, выглядевшую — вероятно, после вчерашнего — очень неопрятно: кругом валялся мусор и храпящие пьяные горожане.

Подойдя к харчевне, Халле снял с коня Лена и, отдав лошадь слуге, вошел внутрь. Мальчик следовал за ним.

— Чего изволите, добрый господин? — перед королем с подобострастной улыбкой предстал трактирщик. Впрочем, заметив Лена, он тут же перестал улыбаться и, влепив мальчику хорошую оплеуху (Лен попытался спрятаться за Халле, но хозяин схватил его за шиворот), заорал:

— Вот и ты, хромой выродок! Где ты шлялся, маленькая дрянь?!

Халле ненавидел такие сцены. Его вспыльчивый отец часто колотил слуг и давал подзатыльники пажам и поварятам.

Но сын признавал только честный бой между равными. Поэтому он схватил трактирщика за руку и произнес — негромко и холодно:

— Прекрати немедленно, иначе я тебя мигом на гуляш разделаю.

— Как прикажете, господин! — трактирщик немедленно заулыбался снова.

Лен, повинуясь свирепому взгляду хозяина, поплелся на кухню, а Халле сел за стол и, в ожидании заказанного завтрака, принялся размышлять над всем тем, что он увидел и услышал. Внезапно с улицы донесся шум.

Тотчас и на лестнице, которая вела на второй этаж, раздался громкий топот. Недоброе предчувствие закралось в душу короля.

Он потянулся было за сумкой, в которой лежала маска скурондского стражника, но не успел он ее открыть, как в зал спустились четверо старых знакомцев: разноцветные скурондские музыканты!

Они так и замерли в дверях, увидав короля Халле.

— Это он, — проговорил минуту спустя Розовый.

— Вижу, — отозвался Красный.

— Нужно позвать стражу, — предложил Синий.

А здоровенный милашка Зверобой молча попятился, норовя улизнуть.

Государь Халле, схватив мешок, выскочил из-за стола и метнулся к выходу на улицу… И нос к носу столкнулся с Зеленым музыкантом, который как раз входил в гостиницу!

Зеленый отшатнулся и упал бы, если бы за его спиной не стояла целая толпа стражников.

Доктор Ивар, Подарок и Жабита добрались, наконец, до обжитых мест. По дороге мимо них все чаще проезжали телеги и коляски.

Доктор Ивар внезапно свернул в придорожный лес.

— У меня есть идея, — объяснил он, доставая из-за пояса зеленые перчатки и маску Хри-Хри: он захватил их из замка Каллистэ вместе с плащом. — Вы сказали, что король Халле хочет догнать скурондского Короля. Стало быть, мне тоже надо быть к нему поближе, если я хочу встретиться с королем Халле.

Наряжусь-ка я королевским певцом.

Подарок еще раз подробно описал Доктору Ивару карету музыкантов, самих музыкантов, повадки Хри-Хри. Доктор попробовал говорить тонким голосом, и пони с лягушкой нашли, что у него выходит очень похоже.

Доктор переоделся и положил лягушку в карман зеленого плаща. Едва Ивар в наряде Хризолитовой Хризантемы вышел обратно на дорогу, пони и лягушка услыхали восторженные крики:

— Ой, подруженьки, смотрите.

— Это душка Хри-Хри. Бедняжка! Вы слышали?

На днях его пытались убить!

— О, какой ужас! Но он такой храбрец, смог постоять за себя!

Хри-Хри, я тебя обожаю.

— Я так расстроилась, что он не пел на вчерашнем концерте! Хри-Хри, садись к нам, мы тебя подвезем!

— Отстаньте, дуры! — тонким голосом пропищал Доктор Ивар, вырываясь из объятий четырех пламенных поклонниц Хри-Хри.

— Ах, он всегда такой стеснительный! — умилились девушки.

— Езжайте своей дорогой! — сердито пискнул Доктор.

— Можно мне бантик на память?

Доктор Ивар отчаянно сопротивлялся. Тем временем вокруг, похоже собралась целая куча повозок.

— Чего случилось? — кричали кругом. — Убили кого?

— Что за безобразие.

К радости застрявших в заторе, неподалеку раздался звук рога.

— Дорогу! — послышались злобные голоса. — Эй, ты! Поворачивай, скотина.

Пони и лягушка поняли, что это стражники. Разогнав затор, они подъехали к Доктору Ивару.

— Певец Хризолитовая Хризантема! В повозку!

Ты едешь в Эффру. Через час твоя труппа отправляется в Интэллу.

— А мой пони? — пропищал Доктор Ивар. — Я без него не поеду!

— Пони — не наша забота. Сумеешь затащить в карету — бери.

Наступая на шаткие и узкие ступеньки, Подарок потел и фыркал со страху. Доктор тянул его за гриву.

Наконец пони все-таки удалось вскарабкаться в повозку. Хлопнула дверь, щелкнул кнут, и Доктор Ивар с облегчением вздохнул:

Всю дорогу Жабита и Подарок стонали и жаловались, что им страшно.

— А если тебя заставят спеть ихнюю песню, — дрожал пони, — ты же ни одной не знаешь!

— А я сочиню новую, — успокаивал его Доктор, — скажу, что мне сам Король велел больше не петь старые песни!

— А ты умеешь сочинять песни? — волновалась вылезшая из кармана Жабита. — А играть на лютне? А плясать?

В сказках говорится, что бродячие музыканты и это должны уметь!

— Песни могу, — проговорил Доктор, — на лютне могу, плясать… скажу, что ногу подвернул.

Повозка остановилась. Снаружи крикнули Выходи!, и Жабита снова шмыгнула в карман.

Она услышала, как Доктор Ивар велел кому-то отвести Подарка на конюшню и пригрозил, что если пони что-нибудь там не понравится, он пожалуется самому Королю. Потом Доктора куда-то повели… Потом… Потом откуда ни возьмись послышался растерянный голос короля Халле:

— Откуда ты тут взялся.

— Откуда ты тут взялся?!- недоумевал король Халле, глядя на человека в зеленом плаще и растрепанном парике, похожем на воронье гнездо (все бантики куда-то исчезли).

— Тебя спрошу о том же! — заявил Зеленый мерзким голосом покойного музыканта.

— Прекрати ломать комедию, мерзавец! — король бросился к самозванному Хри-Хри с намерением сорвать с него маску.

— Как ты смеешь меня оскорблять?! — самозванец ринулся навстречу и схватил короля за грудки.

Пока стража пыталась разнять их, самозванец успел шепнуть королю на ухо:

— Ваше Величество! Не выдавайте меня, иначе вы погибли!

Я постараюсь спасти вас!

От неожиданности государь разжал руки. Самозванец отскочил, поправил парик и заверещал:

— Стража, отпустите его! Я вызываю его на дуэль! Немедленно!

Он оскорбил меня! Это ему так не пройдет!

Он выхватил меч и Халле понял, что должен последовать его примеру. Король догадался не трогать спрятанный под плащом меч Хри-Хри и достал из ножен свой собственный. Однако, едва он это сделал, как находившиеся в зале слуги и посетители без масок дружно ахнули, а из толпы стражников вышел один, который заявил, указывая на короля Илиантэ:

— Это преступник. Жителям Востока нельзя носить оружие.

Преступника надо казнить.

От таких слов опешили оба — и король Халле, и — как ни странно — зеленый самозванец. Однако самозванец быстро нашелся.

— Я совершу эту казнь! — гордо пискнул он. — Я зарежу его, как бешеного волка! Эй, освободите место во дворе.

А его пожитки несите в нашу карету: вон ее как раз запрягают!

Слуги бросились исполнять приказание. Стража вывела короля Халле во двор и встала в широкий круг, к которому тотчас сбежалась толпа любопытных.

Зеленый подошел к государю, якобы для того, чтобы сравнить длину мечей.

— Будьте начеку, — тихо и быстро проговорил он, — как только окажетесь спиной к карете, отступайте. Прыгайте на козлы и гоните во весь дух!

И, во имя Небес, подождите меня в первой же гостинице, которая встретится вам на дороге в Интэллу… О, Небеса, да что же такое творится в этом мире.

Зеленый отскочил от короля и, злобно визжа, кинулся в атаку. Зрители заорали. Король, без труда отражая неуклюжие удары, ждал удобного момента для начала отступления.

Наконец, он настал. К счастью, стражники стояли не перед каретой, а по обе стороны от нее: повозка замыкала круг.

Конюхи закончили возиться с упряжью и, разинув рот, глазели на поединок.

Увидев, что Хри-Хри теснит противника, музыканты радостно заулюлюкали. А король, отпрыгнув назад, с быстротой молнии пронзил мечом прислонившегося к карете стражника, отпихнул конюха и вскочил на козлы.

Хлестнув вожжами коней, во весь опор умчался с площади.

Заседание 55

О admin

x

Check Also

Чего боятся родители

Наверняка все люди чего-то боятся, пытаются не допустить в своей жизни. Но какие-то вещи зависят от нас, а какие-то — совершенно не в нашей власти. В основе страха, считается, лежит ...

Чего хотят феминистки

В консервативных кругах принято считать, что феминизм — это некое абсолютное зло, разрушающее природу и предназначение женщины. Однако вряд ли кто-то из современных женщин готов будет отказаться от права на ...

Чего мы хотим от своих детей

Мы продолжаем публиковать отрывки из книги «Мама, перестань читать нотации! И ты, папа, тоже!» греческого педагога и организатора «школы родителей» Кики Дзордзакаки-Лимберопулу, перевод которой выполнен монахиней Екатериной специально для портала. ...

Чайлдфри не безумные, они просто не в теме

Эти чайлдфри не безумные, они просто не в теме. От ребенка ведь одна сплошная, хотя не очевидная в теории польза. Во-первых, ребенок создает бесконечное количество поводов для поездок в ИКЕА: ...

Чего хотят женщины, или Постоять на месте мужчины

Вас когда-нибудь посещала такая фантазия: вот бы проникнуть мужчинам в голову и узнать, что же они про нас думают? Мы, конечно, за редким исключением не обладаем телепатическими способностями, но на ...

Чан или кран

Один из постоянных читателей Матрон.Ру прислал нам эту курьезную крещенскую историю, приключившуюся сегодня с ним и его мамой. Не могли не поделиться! «Ходил сегодня за святой водой. Отправился в новый ...

Cемейное путешествие: Саки – прохлада моря, жар степи и лечебные грязи

Саки – небольшой курортный городок неподалеку от Евпатории, прославившийся благодаря одноименному грязевому озеру. Это одно из самых приятных и в то же время доступных мест отдыха в Крыму. Мы поехали ...

Цена жизни

… Из-за разобщенности у жителей мегаполиса появляются новые представления о том, кого считать своим ближним. Хорошо, что родственники, друзья еще продолжают восприниматься как ближние. А соседи в большом городе уже ...

Цель, которой страшно достигнуть

Когда девушки жалуются, что у них не получается выйти замуж, я начинаю их расспрашивать: а расскажите, пожалуйста, какая, на ваш взгляд, жизнь должна начаться у вас после свадьбы? Что изменится ...

Cемейное путешествие: озера и костелы Беларуси

Найти информацию об интересных и удобных для семейного отдыха местах России или ближнего зарубежья порой труднее, чем о заграничных курортах. Предлагаю рассказ о прошлогодней поездке в один из национальных парков ...

Царский путь с вербами в руках

Приближается праздник Светлого Христова Воскресения — Пасха. Формально – закончился Великий пост, еще в пятницу. Всего неделя осталась до того момента, когда православные будут приветствовать друг друга радостным восклицанием: «Христос ...

Быть собой нельзя измениться

Мы живем в обществе людей, нацеленных на успех. И все пытаемся этому соответствовать, зачастую даже не осознавая. С детства в нас загружаются образы успешных людей, героических поступков, недюжего ума, причем ...

Бывают странные сближенья…

Христианская Церковь знает множество «парных» святых. Это и супруги Петр и Феврония, и братья Борис и Глеб или Кирилл и Мефодий, и даже не знакомые друг с другом при жизни ...

Бюджетный вопрос

Совсем недавно, в отпуске, за ужином в прибрежном ресторанчике, мы случайно услышали разговор сидящих за соседним столиком супругов-итальянцев с двумя детьми. В память мне особенно врезалась его раздраженная фраза: «У ...

Быть слабой

Сегодня речь пойдёт вот о чём… Хотя, всё по порядку. Читая Роберта Рождественского: Будь, пожалуйста, послабее. Будь, пожалуйста. И тогда подарю тебе я чудо запросто. И тогда я вымахну — ...

Быть родителем для самого себя

На днях я стала думать о людях из своего прошлого, и передо мной всплыли воспоминания об одной интересной личности. Итак, была у меня удивительная знакомая… нет, конечно, она и сейчас ...

Рейтинг@Mail.ru