Главная 16 Женские штучки 16 Заседание 26

Заседание 26

Итак, сложный вопрос был решен. Король распустил совет, а сам остался в тронном зале, так как к нему уже спешили с докладами другие придворные. До глубокой ночи государь выслушивал и давал советы, поощрял, порицал и приказывал.

Огромные часы на Главной башне хрипло пробили полночь, когда король, едва живой от усталости, велел всем идти отдыхать.

Но не успел сам он покинуть зал, как ему доложили, что во дворец прибыли четверо гонцов, которые хотят его видеть.

— Пусть войдут, — сказал король и упал обратно на трон.

В зал вошли четверо в грязной запыленной одежде. Они смотрели на юного короля с удивлением и любопытством.

— Поручение выполнено, — сказал один из вошедших, — вот ответ короля Велибора.

— А это от короля Каллиэна, — молвил второй.

— От Илиантэ, — протянул свиток третий.

— От Аэдды, — поклонился четвертый.

Государь, недоумевая, принял свитки.

— Мы можем удалиться? — спросили гонцы.

Король развернул письмо короля Каллиэна. Прочтя его, государь изменился в лице и поспешно взял следующий свиток.

На два оставшихся он даже не взглянул: ему уже все стало ясно.

Король медленно выпрямился и сжал подлокотники.

— Позовите начальника стражи, — тихим голосом промолвил король.

Придворные, почуяв неладное, страшно переполошились. Начальник стражи явился через минуту.

— Немедленно выясните, где находятся сейчас бывшие королевские советники, — отдал приказ государь. — Если они все еще в своих поместьях, привезите их сюда.

Начальник стражи удалился. Придворные же, снедаемые тревогой, набросились с расспросами на несчастного короля.

— Либо это какая-то чудовищная ошибка, либо нас предали, — сказал им король. — Я хочу спросить об этом у бывших советников. В этих свитках написано, что через два дня к нам пожалуют государи Велибора, Каллиэна, Илиантэ и Аэдды. Они приедут для того, чтобы поделить между собой Каллистэ…

— Это невероятно! — вскричали придворные.

— Скоро все выяснится, — проговорил король, глядя на измученные лица своих новых друзей. — Вы устали. Ступайте и постарайтесь уснуть… Я приказываю, — добавил он, видя, что придворные не решаются уйти.

Король остался один. Слуги еще долго слышали эхо его шагов под сводами пустого зала.

Наконец уснули и слуги.

Но в самый тихий предрассветный час люди вздрогнули, пробуждаясь: на дворе застучали копыта, замелькали огни факелов.

— Доложите королю: советники бежали! — задыхаясь, прокричал начальник стражи и рухнул на землю вместе со своим конем.

— Я так и знал, — спокойно промолвил государь, когда ему передали донесение стражи, — я просто хотел удостовериться. Давайте не будем отчаиваться раньше времени.

Я тут подумал, что все не так страшно. Ступайте, а утром мы обо всем поговорим…

Придворные, растерянные, истерзанные страхом, стали покорно расходиться. Король стоял у дверей зала, отвечая на поклоны.

Рядом с ним переминался с ноги на ногу придворный лекарь. Наконец он все же собрался с духом.

— Ваше Величество! — отчаянным шепотом воззвал он. — Вы тоже непременно должны отдохнуть! В вашем возрасте нежелательно так мало спать.

— В моем возрасте нежелательно быть королем, — печально улыбнулся государь.

В полдень с высоких стен королевского замка грянули трубы. Дозорные сообщили, что на восточной и западной дорогах показались большие отряды всадников.

То были короли Каллиэна и Илиантэ. Полчаса спустя с севера и юга подъехали государи Аэдды и Велибора.

Ближайшие соседи Каллистэ были в сборе. Все они неприязненно поглядывали друг на друга, сидя в роскошных креслах Тронного зала в ожидании выхода короля Каллистэ.

Наконец он появился. Юный государь вошел под звуки горнов в окружении свиты и, поприветствовав гостей поклоном, сел на трон.

Гости были в недоумении: наряд государя казался скромнее даже одежд придворных. Из всех королевских драгоценностей его украшала лишь алмазная корона. И все же он был столь прекрасен и величав, что короли ответили на его поклон с невольным почтением, хотя все еще полагали, что он подло продает им свое королевство.

О том, что они также поступают бесчестно, желая его купить, они как-то не подумали.

А между тем государь предложил министрам вообще не напоминать гостям о позорной сделке.

— Мы примем соседних государей как желанных гостей, — сказал он утром на Чрезвычайном совете, — как благородных и честных братьев. С этой минуты я ничего не знаю о причине их посещения. Надеюсь, и они постараются забыть ее, когда поймут…- король вздохнул и закончил так, словно вырвал стрелу из своей груди, — когда поймут подлость своих намерений.

Но обличать их мы не должны.

Итак, на торжественном приеме король ни словом не обмолвился о том, что знает причину, приведшую соседей в королевский замок Каллистэ. Гости решили, что королю Каллистэ ничего не известно. Подлость своих намерений короли пока что не осознали, но рассказывать государю о том, зачем приехали, сочли за глупость.

Они сидели и злились потихоньку на то, что проделали такой путь зря. Король Каллистэ это понимал.

Но он знал, чем утешить гостей.

— И особенно велика для меня радость вас видеть, — сказал он в конце речи, — в нынешнее тяжелое время. Для вас, я думаю, не тайна, что моя страна находится в глубокой нищете.

И в вас я вижу своих старших братьев и мудрых помощников.

Короли кисло усмехнулись. Но тут по знаку государя в тронный зал торжественно внесли праздничное королевское облачение.

Когда гости поняли, что им предлагают его купить, они просто рассудка лишились от радости. Все четверо бросились к реликвии и, позабыв о всяческих приличиях, принялись громко спорить, кому что достанется. Они ковыряли ногтем драгоценные камни, вертели одежды так и сяк, пересчитывали рубины на золотом оплечье.

Государь Каллистэ едва мог вынести это зрелище.

Спор был в самом разгаре, как вдруг… Как вдруг в зал, растолкав придворных, ворвался гонец в заляпанной грязью одежде и с таким ужасом на лице, что король Каллистэ вскочил с трона и воскликнул в тревоге:

При звуке его голоса все замерли, а король Илиантэ, обернувшись и увидав гонца, побледнел и схватился за стол. Король Каллистэ подбежал к нему, боясь, что пожилой государь упадет.

— Что такое?! — вскричал король Илиантэ. — Что ты молчишь?!

Гонец едва переводил дух.

— Скуронд. Скуронд напал на нас! — вымолвил он наконец.

Все насторожились. Скуронд – Тёмная Страна — лежала к западу от Илиантэ, под сенью вечных туч. Скурондцы частенько нападали на Илиантэ.

До сих пор воины–пограничники умели дать им отпор, так что к этому все уже привыкли. Но сейчас в голосе гонца звучало отчаяние.

— Они напали внезапно, — задыхаясь, докладывал он. — Их несметное число! Пограничные заставы уничтожены… Они наступают.

Мы не можем их остановить!

Тут уже все перепугались. Уничтожив Илиантэ, враг без труда доберется и до других восточных стран. Мелкие дрязги были позабыты.

Короли заспешили домой.

— Нужно собрать армию, — говорили они.

— Нужно укрепить замки…

— Сколько еще продержатся? Неизвестно…

Один король Илиантэ оставался неподвижен. А король Каллистэ, обращаясь к гостям, сказал:

— Вам нужно поспешить со своими войсками в Илиантэ! Лучше встретить врага на чужой земле, чем ждать его к себе в гости!

Короли мрачно покосились на юного государя и ничего не ответили. Король Каллистэ положил руку на плечо несчастного правителя Илиантэ, а тот поднял помертвевшее лицо и, посмотрев в глаза юному королю, молвил:

— Я наказан. Простите меня…

— Я еду с вами! — воскликнул юный король.

Он кликнул военачальников и вельмож, они толпой окружили своего государя. Он отдал им несколько приказов и устремился прочь из Тронного зала, увлекая за собой немного воспрянувшего духом короля Илиантэ.

За ними поспешили остальные короли, которые не верили своим ушам. Но вскоре поверить им пришлось: в королевском замке грозно запели рога, созывая войско на битву.

Уже сидя в седле, король Каллистэ еще раз обратился к трем королям:

— Прошу вас, государи! Помогая Илиантэ, вы спасете себя.

Но короли угрюмо промолчали. А маленькое войско Каллистэ двинулось в поход.

Государь Каллистэ прекрасно понимал, что надежды на победу у него мало. Более того, он был почти уверен, что в Илиантэ его ждет смерть. Одно утешало его: защищая Илиантэ, он давал возможность своей собственной стране подготовиться к приходу врага.

Скурондцы стремительно наступали. Силы воинов Востока таяли.

Остатки восточного войска во главе с обоими королями были заперты в королевском замке Илиантэ. Ясно стало, что осажденные долго не продержатся.

Поражение казалось полным. Войско Каллистэ готово было взбунтоваться.

— Зачем он привел нас сюда? — говорили воины, разумея про себя своего государя. — И вот теперь мы погибаем ни за что!

— Мы погибаем за нашу страну! — сказал король, услыхав эти толки. — Вы видите, сколько их. Если бы нас не было здесь, они давно уже были бы в Каллистэ!

— Они скоро будут там! — крикнул кто-то. — Мы не убережем ни чужую страну, ни свою. Наша жертва напрасна!

Не лучше ли сдаться?

Эти слова едва не стали роковыми. Кто-то уже ринулся поднимать белый флаг…

— Вы не в себе! — вскричал король Каллистэ, — Сдаться Скуронду?! Уйти в страну зла по своей воле?!

Лучше сто раз умереть.

Кое-кто испугался этих слов, но нашлись и те, кто сказал королю:

— Вот ты иди и умирай!

— За этим дело не станет, — промолвил король, взглянул на своих воинов и более не произнес ни слова. Выхватив меч, он побежал на подмогу сражающимся.

Увидав, как он рубится на крепостной стене бок о бок с пятнадцатилетним принцем Илиантэ, многие устыдились. Но некоторые побежали к воротам, желая открыть их и впустить врага.

Защитникам замка пришлось обороняться и от скурондцев, и от своих. Увидав это, юный сын короля Илиантэ заплакал.

— Держитесь, Ваше Высочество, — сказал ему король Каллистэ, — умрем достойно!

— Вы мой друг навсегда, навсегда! — ответил мальчик.

Казалось, вся ярость врага обрушилась на них двоих. Король и принц сражались из последних сил.

Мальчик от усталости едва держал меч. Заметив грозящий принцу удар, король Каллистэ успел заслонить его.

Сам король боли не почувствовал. Он продолжал бой, покуда рука не опустилась сама, а взор не заволок туман. В последний миг он услыхал, как на востоке затрубили боевые рога: короли Велибора, Каллиэна и Аэдды все же пришли на помощь…

Заседание 26

…Со дня победы прошло несколько дней. Однажды рано поутру короли-победители сидели в одной из зал замка Илиантэ и в молчании ожидали выхода лекарей, которые собрались у постели государя Каллистэ.

Наконец они появились.

— Мы все боялись этой ночи, но государь Каллистэ пережил ее, — объявили они. — Теперь его жизнь вне опасности.

Принц Илиантэ радостно обнял отца, и старый король тоже вздохнул с облегчением.

Следом за лекарями вышли главные сановники Каллистэ, срочно вызванные в королевский замок Илиантэ сразу после победы.

— Государи, — заговорил вельможа, которого новый король Каллистэ назначил своим Старшим Советником, — думаю, нет нужды говорить о том, как мы благодарны вам за вашу помощь…

— Действительно, никакой нужды, господин советник, — проворчал король Велибора, — можно только попенять нам за нашу гордыню и промедление. Если бы мы сразу послушались короля Каллистэ, тогда, пожалуй, благодарность была бы к месту…

— Представьте себе, что было бы, если бы мы так и не вняли его совету! — покачал головой король Каллиэна.

— Скуронд раздавил бы нас поодиночке, как цыплят, — вздохнул государь Аэдды.

— И тем не менее, — поклонился советник, — Его Величество государь Каллистэ хочет отблагодарить вас. Он сказал, что не станет продавать королевское облачение… Он просто подарит его вам!

Сказав это, советник не сдержался и вздохнул, хмуря брови. Короли же, все еще взволнованные одержанной победой, услыхав его речь, едва не прослезились.

У них не нашлось слов, чтобы выразить нахлынувшие чувства.

— Видят Небеса, — сказал наконец король Велибора, — ваш король или слишком добр, или слишком тяжело ранен. Как он мог подумать, что мы, едва избегнув гибели, станем грабить страну своего спасителя?!

— Этого не будет, — молвил государь Аэдды. — И я скажу больше: моя страна по мере сил, поможет вам возродить Каллистэ.

— Воистину, куда ты, туда и я, брат! — воскликнул король Каллиэна. — Ведь это твои воины спасли меня, когда скурондская сволочь нас окружила. Я тоже готов помогать королю Каллистэ.

— Облачение советую продать Ведану, Эльхаду и Синегорью: я слышал, деньги у тамошних королей имеются, — снова заговорил король Велибора, — я даже могу взять на себя все переговоры…

— Ну а я, — поднялся с места молчавший доселе государь Илиантэ, — я ничего не могу обещать королю Каллистэ. У меня ничего нет.

Но если нужно будет умереть за него, я умру!

— И я тоже! — воскликнул принц. — Когда он поправится и уедет, я уеду с ним! Я буду его слугой.

— Похоже, у тебя не будет выбора, — тяжело вздохнул его отец, — ведь мы разорены.

— Хорошенькое дело: отвоевать страну и дать ей погибнуть! — промолвил вдруг король Каллиэна. — Получается, зря сражались. Нет, Илиантэ не должна умереть!

— Хорошие слова, брат, — сказал государь Аэдды, — в конце концов, Илиантэ испокон веков сдерживала Скуронд.

— Ну что ж! — вздохнул владыка Велибора. — Поможем и Илиантэ!

— Государи, — дрожащим голосом произнес король Илиантэ, — ведь мне нечем будет отблагодарить вас.

— Вы позволили нам защитить наши страны на вашей земле, — вежливо поклонился аэддинский государь, и разговор был окончен.

Такова была первая победа нового короля Каллистэ.

Едва оправившись от тяжелой раны, государь вернулся в Каллистэ и продолжил приводить страну в порядок. Любой хозяин скажет, как тяжело подчас поддерживать в порядке даже небольшое хозяйство, а если на твои плечи легло целое королевство, да ещё в таком ужасном виде… Можно себе представить, какие трудности и заботы навалились на молодого короля.

Продав королевское облачение, он отвёл от своих подданных призрак голода и нищеты. И вскоре спасённая страна вспомнила о старых праздниках, почти позабытых в годы страданий.

Но во дни ликования, когда все предавались безмятежному веселью, молодой король тихонько выходил из-за пиршественного стола и запирался в своих покоях. Придворные недоумевали и волновались: уж не болен ли государь?

Но король ни на что не жаловался, только в один прекрасный день велел музыкантам покинуть королевский дворец. Конечно, он щедро наградил их всех, но этот поступок немало удивил подданных, ведь Каллистэ испокон веков слыла страной музыки и песен.

— Просто я не люблю музыку, — говорил король, но всем было ясно, что это не так.

Постепенно придворные привыкли и к пирам без музыкантов и шутов, и к непонятной печали, словно навек поселившейся в синих глазах короля. Эта печаль покидала короля только в бою – а воевать ему пришлось много.

Если Каллистэ спокойно жила теперь в окружении друзей, то друзьям её приходилось порой несладко: вокруг них находилось немало врагов. Король Каллистэ старался примирить всех, а для этого порой необходимо было и за меч взяться.

Кровь свою он проливал чаще, чем другие короли, и единственным местом отдыха для него долгое время было лишь ложе болезни.

— И что за нужда вечно соваться в самое пекло? – ворчал как-то раз старый придворный лекарь, делая королю перевязку. – Можете меня казнить, но я не понимаю!

— Я не могу спокойно смотреть, как убивают моих солдат! – отвечал король.

— А по мне, так Вы смерти своей ищете, Ваше Величество! – осмелев, сказал врач.

— Смерти искать грешно, — тихо промолвил король, отводя взгляд.

Лекарь лишь покачал головой.

Время шло, и раны затягивались. И однажды король понял, что труды его были не напрасны.

В тот день Королевский Совет проходил, как всегда, с утра в тронном зале. Обсудив все вопросы, король хотел объявить конец заседания, как вдруг со своего места поднялся старший королевский советник.

— Есть ещё одно дело, которое нужно рассмотреть, Ваше Величество, — сказал он.

— И что же это за дело? – спросил король.

— У Вас скоро день рождения, государь, — улыбнулся советник, — и для вас уже есть подарок…

Он хлопнул в ладоши, и в зал вошёл слуга с серебряным подносом, на котором возвышалась гора свитков. Слуга торжественно прошествовал через зал и подошёл к трону.

— Что это? – спросил король, перебирая свитки и разглядывая печати. – Королевство Вельмар… Ведан… Эльхад… Да тут письма со всего Востока.

— Так точно, Ваше Величество. Короли Востока поздравляют Вас и обещают почтить Ваш праздник своим личным присутствием!

Некоторое время король Каллистэ потрясённо молчал.

— Это значит… мир? – промолвил он наконец. – Мир на Востоке.

— Благодаря Вам, мой король, — поклонился старший советник.

— Благодаря нам, — поправил король.

И тут все повскакали со своих мест и принялись обниматься и хлопать друг друга по плечам и кричать от радости, словно только что одержали победу в тяжёлом бою. И король радовался вместе со всеми. Но он умолк первый, как всегда после жестокой битвы, пересчитывая глазами уцелевших…

Советники немного успокоились, и король спросил:

— А что на Западе?

— На Западе всё спокойно, — ответил старший советник. — Скуронд совсем притих под своими тучами. Под началом короля Илиантэ служат воины из многих стран Востока.

Скуронд нас больше не потревожит.

— Хотелось бы верить, — промолвил король.

И тотчас спохватился. Он вовсе не хотел омрачать радость соратников своим печальным видом.

Король улыбнулся, поблагодарил советников за прекрасный подарок и распустил совет. Когда все вышли из зала и двери затворились, король опустил голову и закрыл руками лицо.

Сидя на своём высоком троне, король-победитель плакал так же горько и безутешно, как в ту давнюю ночь перед коронацией.

Он плакал о друзьях ушедших и оставшихся, о минувших скорбях и о будущих испытаниях, о своей юности, которую забрала у него власть. И не только об этом. Да, эта история не имеет счастливого конца.

Но так плачут все настоящие короли.

Заседание 26

Продолжение следует…

О admin

x

Check Also

Быть собой нельзя измениться

Мы живем в обществе людей, нацеленных на успех. И все пытаемся этому соответствовать, зачастую даже не осознавая. С детства в нас загружаются образы успешных людей, героических поступков, недюжего ума, причем ...

Бывают странные сближенья…

Христианская Церковь знает множество «парных» святых. Это и супруги Петр и Феврония, и братья Борис и Глеб или Кирилл и Мефодий, и даже не знакомые друг с другом при жизни ...

Бюджетный вопрос

Совсем недавно, в отпуске, за ужином в прибрежном ресторанчике, мы случайно услышали разговор сидящих за соседним столиком супругов-итальянцев с двумя детьми. В память мне особенно врезалась его раздраженная фраза: «У ...

Быть слабой

Сегодня речь пойдёт вот о чём… Хотя, всё по порядку. Читая Роберта Рождественского: Будь, пожалуйста, послабее. Будь, пожалуйста. И тогда подарю тебе я чудо запросто. И тогда я вымахну — ...

Быть родителем для самого себя

На днях я стала думать о людях из своего прошлого, и передо мной всплыли воспоминания об одной интересной личности. Итак, была у меня удивительная знакомая… нет, конечно, она и сейчас ...

Быт или не быт – вот в чем вопрос

Снова наступил февраль, открыв сезон семейного и корпоративного празднования и поисков подарков. Опять Интернет пестрит шутками на тему того, как «мужчины ждут очередной шампунь на 23 февраля, а женщины – ...

Бывают ли всезнающие и непогрешимые родители

Мы продолжаем публиковать отрывки из книги «Мама, перестань читать нотации! И ты, папа, тоже!» греческого педагога и организатора «школы родителей» Кики Дзордзак а ки-Лимбероп у лу, перевод которой выполнен монахиней ...

Быть для всех светильником

Гаснут последние огни, погружающегося во мрак большого города. Всю землю словно окутала тьма. День великого Праздника не властен над умами и сердцами людей, которые пребывают в недоумении и ощущении бессмысленности ...

Бывает ли белой зависть, или Лимонад из очень кислых лимонов

Завистливый человек причиняет огорчение самому себе, словно своему врагу. Не знаю, бывают ли люди, ни разу не переживавшие муки зависти. Но, несмотря на распространённость этого чувства, о зависти не принято ...

Был в темнице – и вы посетили Меня

Святая Анастасия Узорешительница – еще одна девица из сонма христианок-мучениц 3-4 веков. Знатная римлянка, умница-красавица, девственница и олицетворение кротости и стойкости одновременно. Однако есть в ее житии нечто, что не ...

Быть только мамой

«А ты открыла свой бизнес в декрете?» — сурово спрашивает интернет. «После рождения ребенка я стала дизайнером, нашла свое призвание и отлично зарабатываю». «У меня трое детей, я пеку пироги ...

Быть отцом дочери: 10 вещей, о которых нас не предупредили

Обычные люди имеют тенденцию превращаться в каких-то безумных предсказателей, когда узнают, что вы ждете ребенка. В моем случае пророки вываливали на меня тонны информации относительно того, что значит быть отцом, ...

Быть бабушкой

Мой внук Гоша родился восемь лет назад, а кажется, будто вчера. Его, упитанного карапуза (весил четыре килограмма), принес в палату из родильного отделения мой зять. Потом появился детский доктор. Пока ...

Быть мамой аутиста

Олегу 9 лет. У него серые глаза, светлые волосы и чудесная улыбка он любит бегать, лазать и плавать, любит сыр, огурцы и шоколадную пасту «Нутелла», сказки А. С. Пушкина и ...

Быть родителем

В семье родился малыш. Родился и вместе ни с чем несравнимой радостью принес множество вопросов. Что это за существо, так похожее на меня и одновременно совсем другое? Поймем ли мы ...

Быть мамой мальчика

Я мама мальчика. Помимо родного у меня есть еще два крестных сына. Мальчишек люблю очень. Мне с ними намного интересней, чем с девочками (допускаю, что до тех пор, пока не ...

Рейтинг@Mail.ru