Главная 16 Женские штучки 16 Заседание 25

Заседание 25

Много стран на белом свете, много королевств. Много дел, великих и славных, творится под этим небом. Много песен можно сложить о них.

Мы же расскажем вам четыре сказки о королевстве Каллистэ.

История о Грустном Короле

Всё началось с того, что в Каллистэ умер король. Был он стар, спесив и вздорен. Подданные боялись его, соседние короли ненавидели: под конец жизни венценосный старикашка перессорился со всеми своими соседями.

И вот, пока они, сгорая от обиды, готовились к войне с Каллистэ, её король умирал на своём роскошном ложе, прижимая к груди корону.

Старый король был бездетным.

— Государь, скажите, кому править после вас? – спрашивали придворные.

— Не скажу, — отвечал король, и злобный смех клокотал в его горле. – Пока я жив, я никому не отдам корону. А когда умру… Жаль, что я не смогу увидеть, как вы грызёте друг другу глотки за право сесть на мой трон!

Старый король был безумен.

И вот он умер. Но, вопреки его предсказанию, никто из придворных не позарился на корону. Первый советник, держа в руках золотой, усыпанный алмазами венец, промолвил:

— Я думаю, наш король охотно бы отдал власть вам, господин Второй советник.

Второй советник, приняв корону, протянул её Третьему советнику со словами:

— Наш покойный король больше всего любил вас!

— Думаю, будет справедливым, если трон займёте вы, господин Четвёртый советник, — сказал Третий.

— Лучше Пятого советника мы никого не найдём! – покачал головой Четвёртый.

А Пятый советник, вспыльчивый и прямодушный, проговорил:

— Не делайте из меня дурака, господа. Несколько лет назад мы с удовольствием поубивали бы друг друга за право носить эту корону.

Но теперь новому королю Каллистэ прежде всего придётся отправиться на войну, на верную смерть. Он не успеет насладиться своей властью, да и чем здесь наслаждаться? Страна разорена, народ погибает.

Нового короля погубит если не меч неприятеля, то голод в собственном дворце!

Пятый советник говорил истинную правду.

До позднего вечера корона путешествовала из рук в руки, пока даже самый последний слуга не отказался от неё.

Тогда советники решили поискать добровольцев за стенами королевского замка.

— Слушайте, люди Каллистэ! – кричали глашатаи. – Ныне любой из вас может стать королём! Приходите в королевский дворец и испытайте свою судьбу!

Но на этот призыв никто не откликнулся.

— Что в лохмотьях помирать, что в парче, всё едино! — говорили люди.

Советники послали гонцов во второй раз, строго-настрого повелев им не возвращаться без короля.

Гонцы не вернулись.

Тогда советники ударились в панику.

— Нам ничего больше не остаётся, — сказал Первый советник. – Мы напишем письма соседним королям. Пусть они приедут и поделят Каллистэ между собой.

— Они, конечно, поставят нас правителями своих новых земель, — понадеялся Второй Третий и Четвёртый согласно закивали.

— Соседей у нас четверо, — нахмурился Пятый: он боялся остаться не у дел. — Илиантэ, Каллиэн, Аэдда и Велибор. Надо умудриться поладить со всеми.

Ведь у королей полно своих приближённых, которых можно назначить наместниками!

— Во всяком случае, мы можем быть уверены, что новые владыки оставят нам наши поместья. В случае войны надеяться на это не придётся, — сказал Первый, и советники принялись за составление посланий: а, разослав депеши, предались, в ожидании ответов, обжорству и пьянству, подъедая последние дворцовые припасы.

— Это даже хорошо, что мы не нашли короля, — говорили они.

— Да, совершенно неизвестно, что было бы с нами при новом короле!

Заседание 25

В один из вечеров, когда они таким образом пировали, Пятый советник, осушив в очередной раз свой кубок, пригорюнился и сказал:

— Между прочим, по закону Каллистэ, в случае смерти бездетного правителя, королём обязан был стать один из нас!

— Тише! Ты с ума сошёл?! – остальные замахали на него руками. – А если тебя услышат?

— Да кто может услышать! – махнул рукой советник и осёкся: двери тихонько скрипнули, и в пиршественный зал кто-то вошёл.

— Что это ещё за новости?! – загалдели советники. – Кто разрешил ему войти? Куда смотрит стража?!

— Простите, господа, — из-за спины незнакомца показался стражник. – Но вы сами приказали, что если кто-нибудь пожелает стать нашим королём, его нужно немедленно вести к вам.

— Вести к нам? Стать королём? – удивились советники. – Но ведь мы уже… Так этот человек согласился.

— Подойди поближе, безумец, — велел Первый советник.

Из полумрака в круг света выступил юноша, стройный и красивый, в простой, но не бедной одежде, опоясанный мечом. Чёрные волосы ниспадали ему на плечи. Лицо его было строгим и печальным,

— Как тебя звать? – спросил Первый советник.

— Следуя упомянутому вами закону Каллистэ, — отвечал юноша негромким, но звучным голосом, — становясь королём, я должен отречься от своего имени.

— Что вам ещё известно о наших законах? – спросил Первый.

— Всё, — ответил юноша.

— Откуда вы родом?

— Это не имеет значения, — ответил пришелец, — ведь я обязан отречься не только от имени, но и от дома и от родных. И я горячо надеюсь, что мне не придётся этого делать. Мой отец, отправляя меня сюда, повелел мне напомнить вам о вашем долге.

Если вы вновь откажетесь исполнить его, королём стану я, ибо отцовский наказ обрекает меня на это.

Некоторое время в зале царило молчание. Потом Первый советник вздохнул и сказал:

— Значит, вы наш новый король. Коронация состоится завтра – к чему затягивать… Вам надо как следует отдохнуть, а нам – написать для вас тронную речь.

Эй, стража! Проводите нашего будущего государя в королевские покои!

— Хороший парнишка, — промолвил Второй советник, когда юноша покинул зал. – Но он, конечно, не справится…

— Да и не с чем ему будет справляться, — подал голос Третий. – Завтра мы его коронуем, а через денёк-другой к нам пожалуют соседи…

— Заберут у него корону, — добавил Четвёртый, — и ему конец. Народ подумает, что это он погубил Каллистэ!

— Вот именно! – вдруг улыбнулся Первый. – Он погубил Каллистэ! Он, а не мы!

Остальные уставились на него растерянным взглядом… Наконец, до них дошло.

— Конечно, во всём обвинят его! – восторженно произнёс Второй советник.

— А нас, пожалуй, сочтут едва ли не спасителями! – поддержал его Третий. – Ведь мы хотя бы предотвратили войну.

Четвёртый захлопал в ладоши. Пятый махнул рукой.

— Свиньи мы, конечно, — сказал он, — да что уж теперь поделаешь.

— Теперь нужно проследить, чтобы он не сбежал, — сказал Первый, и советники погрузились в составление тронной речи.

За работой они засиделись допоздна. Когда всё было сделано, советники с удовольствием потянулись, зевая во весь рот и предвкушая спокойный сон в мягких постелях.

— Что там поделывает наше будущее Величество? – спросил Первый советник у стражи. — Небось, давно спит, десятый сон видит?

— Он не спит, — отвечали ему. – Он плачет.

— Что ж, — пожал плечами сановник, — его можно понять…

Заседание 25

Рано поутру окрестности дворца огласились звуком фанфар. Глашатаи, посланные в ближайшие селения, призывали народ на коронацию юного государя.

Люди шли неохотно впрочем, тех, кто отказывался идти, стража гнала силой.

— Жаль, что на церемонии нельзя обойтись без этой черни, — морщились советники.

Но по закону Каллистэ новый король мог занять трон только с согласия народа.

Наконец огромный двор королевского замка заполнился до отказа. Толпа угрюмо молчала, косясь на острые пики стражников.

На покрытый коврами деревянный помост, установленный во дворе, был торжественно вынесен королевский трон. Вокруг него выстроились придворные. Снова загремели фанфары, и на помост взошёл юноша в простом белом одеянии и с непокрытой головой.

При виде него толпа заволновалась.

— Да он совсем ещё дитя!

— Глупый! Неужели он не понимает, что его ждёт?

— Захотелось поиграться с короной.

Но вскоре ропот стих: началась церемония. На глазах сотен собравшихся первые вельможи королевства облачили будущего короля в королевские одежды. Драгоценные камни ярко искрились на золотой парче.

И вот, в руках Первого советника засверкала корона королей Каллистэ. Юноша преклонил голову, и золотой венец опустился на чёрные кудри юного короля.

— Да здравствует король! — провозгласил Первый советник.

Народ неохотно подхватил клич, с опаской озираясь на стражу.

— Тихо! Король говорит! — трижды прокричали герольды, а один из советников с поклоном поднес королю свиток с тронной речью.

Наступила тишина. Юный государь поднялся с трона и развернул свиток.

Пробежав глазами первые строчки, он… отдал свиток одному из стражников и подошел к краю помоста.

Советники растерялись. Двое бросились за королем, шепотом прося его не нарушать церемонию, но государь обернулся, и они замерли на месте. Удивительная сила появилась во взоре короля.

И советники поняли: несчастный юноша, что явился вчера во дворец, умер этой ночью. Горе убило его и высушило его слезы.

Теперь это был воин, суровый, сильный и бесстрастный.

— Вы присягнули мне только что, — молвил он вполголоса, — так что, извольте повиноваться. Ступайте на свои места.

И гордые, надменные вельможи не посмели ослушаться его!

А государь обратился к взволнованной толпе и сказал:

— Волею Небес и по вашей воле став королем, я принимаю власть над этой страной. Слушай, народ Каллистэ! Я, так же хорошо, как и вы, знаю, что Каллистэ на краю гибели.

Но я не желаю больше слышать эти слова. Ибо я сделаю все, чтобы отвратить от нас беду.

Если, к несчастью, мне это не удастся, я погибну первым. Но клянусь, я погибну с оружием в руках и без отчаяния в сердце. От вас я требую того же.

Итак, теперь ответьте мне, быть мне вашим королем?

Эта простая речь потрясла собравшихся. Ибо в каждом слове государя была правда.

— Быть! — в едином порыве воскликнули люди.

Радостный гомон поднялся над толпой. В людских сердцах вспыхнула надежда.

— Конечно, он очень молод, — говорили люди, — но он силен, разумен и отважен. Да помогут ему Небеса!

Так новый король Каллистэ начал свое славное правление.

Заседание 25

Королевство Каллистэ. Рисунок Л. Дунаевой

И первым делом, не сходя с помоста, король подозвал к себе начальника стражи и указал ему на пятерых советников.

— Возьмите этих людей, — сказал он, — и помогите им покинуть королевский замок. Пусть уезжают в свои поместья, я лишаю их звания придворных.

Советники так и замерли на месте, открыв рты. Стражники немного помедлили, а потом всё-таки принялись исполнять королевский приказ.

Пятерых вельмож вежливо взяли под руки и повлекли прочь: их изумление было так велико, что они даже не попытались сопротивляться. Уже у самых дверей дворца бывший Первый советник обрёл дар речи.

— Тебе это даром не пройдёт! – срываясь на визг, крикнул он королю.

Народ радостно заулюлюкал: этих пятерых жители Каллистэ ненавидели лютой ненавистью за жестокость и жадность.

А король тут же начал поиски новых советчиков. Сняв праздничное облачение, он направился… в тюрьму.

Он вполне справедливо полагал, что при прежнем короле туда могли попасть в основном хорошие люди.

Так оно и оказалось.

Подробно выспросив у главного тюремщика, за что осужден каждый из узников, государь обнаружил, что многие из них заключены в темницу безо всякой вины. Король велел немедленно освободить всех, кроме настоящих преступников (а таких набралось раз-два и обчёлся)

Среди освобожденных оказались ученые и военачальники, повара, церемониймейстеры, лекари, судьи, разного рода ремесленники, чем-либо не угодившие покойному самодержцу или его вельможам. Разумеется, всем им нашлось дело при дворе нового государя.

Конечно, выйдя на свободу и приступив к исполнению своих прежних обязанностей, многие из них были охвачены ужасом. Военачальники сокрушались, что у королевства почти не осталось армии, казначеи хватались за голову при виде пустых сокровищниц, кастеляны удрученно смотрели на приведенный в запустение дворец.

Многие из тех, кто отпросился на время домой повидаться с родными, возвратились в тот же день, подавленные скорбью: кто-то увидел свое обнищавшее жилище, у кого-то тяжелая нужда унесла жену или детей, а иному и вовсе остались одни могилы да пепелища. Для всех у юного государя находилось слово утешения.

Сам же он внимательно выслушивал рассуждения и советы своих старших помощников. Король не жалел себя, чем подавал добрый пример тем, кто от отчаяния готов был опустить руки.

Уже на следующий день после коронации в замке царило небывалое оживление.

Военачальники проводили смотры войск и вооружения, отбирая наиболее умелых воинов в личную гвардию короля. Отобранным гвардейцам было тотчас же поручено заняться обучением остальных бойцов.

Окрестности дворца огласились звоном мечей и криками командиров.

Воеводы также велели воинам постараться привести в порядок оружие и доспехи. В казне не было денег, чтобы нанять оружейных мастеров, но среди бывших узников нашлись два брата, владеющие кузнечным ремеслом.

Пока они были в тюрьме, их кузница и дом были проданы, и они попросили приюта во дворце.

Лекари отправились собирать травы, чтобы изготовить побольше лекарств, необходимых, в случае возможной войны, для лечения раненых. К ним присоединились оставшиеся — по трудному времени — без дела художники и музыканты, а также некоторые из ученых.

Поэты сочиняли речи для послов, которых решено было отправить в сопредельные страны, а законоведы с судьями и казначеями ломали головы над тем, где бы раздобыть денег. Между этими собраниями, пытаясь во все вникнуть, метался государь, а за ним бегали стосковавшиеся по работе люди и требовали приказаний.

Под горячую руку попался один из кастелянов, ярый поклонник древней архитектуры, жаждавший начать немедленную реставрацию королевского дворца.

— Да вы хотя бы велите полы вымыть! — воскликнул государь. — И окна! И паутину смахнуть!

Глядишь, дворец еще пару дней и продержится!

Между тем среди казначеев царило полное уныние. Когда король в очередной раз спросил, не нашли ли они способа отвратить грозивший стране голод, собравшиеся взглянули на него и молча потупились.

— Государь, — молвил старший казначей, — мы выяснили, что страна наша разорена полностью. Народ не может платить подати. Прежние поборы были слишком жестокими…

Все снова замолчали. Король посмотрел на опечаленные лица и вышел из зала.

Придворные робко следовали за ним, растерянные, как дети. Неожиданно король обернулся к ним и сказал:

— Киньте клич по стране. Может быть, кто-нибудь из подданных даст нам дельный совет? Если он окажется хорош, я отдам советчику корону — если, благодаря ему, Каллистэ снова станет сильной и богатой…

Пришлось королевским гонцам снова седлать коней. На сей раз их усилия принесли плоды гораздо быстрее.

Заседание 25

Вечером следующего дня в ворота королевского замка постучался нищий старик. Стража хотела пропустить его во дворец, но нищий отказался.

— Будет достаточно, если вы точно передадите вашему королю мои слова, — сказал он. — Итак, слушайте: пусть Его Величество найдет старинные хроники Каллистэ и прочтет первую главу пятого тома.

С такими словами нищий повернулся и пошел прочь.

Когда королю передали совет неизвестного, юный государь не стал терять времени, а тотчас поспешил в королевскую библиотеку. Через пять минут он выбежал оттуда и велел созывать совет.

Когда все придворные собрались в тронном зале, король повелел принести парадное королевское облачение.

Три церемониймейстера бережно положили драгоценные одежды на стол перед собравшимися. Рядом они поставили богато изукрашенный золотой ларец.

Король, подойдя, поднял крышку ларца и вынул алмазную корону, которую вместе с алой бархатной подушечкой отдал слуге. Потом, показывая на оставшиеся на столе предметы, государь обратился к казначеям:

— Назовите мне цену этих вещей!

Один из церемониймейстеров, услыхав такие слова, упал в обморок, слуга чуть не уронил корону, а прочие присутствующие на миг онемели, а потом разом бросились к королю, крича наперебой:

— Это священное облачение!

— Его нельзя продавать!

— Никто не имеет такого права.

Король молча выслушал придворных, а когда они замолчали, показал на лежащую рядом с облачением старинную книгу.

— Господин казначей, — обратился король к одному из советников, — прочтите, пожалуйста, начало первой главы…

Казначей, с недоверием косясь на короля, взял книгу и начал читать дрожащим от волнения голосом:

— Итак, на двадцатый год своего правления этот король повелел сшить королевское облачение, равного которому не было в целом мире. На него он потратил едва ли не все деньги из королевской казны, накопленные им за много лет изобилия и мира. Наследный принц попытался удержать отца от такого безумного расточительства, но король сказал:

Сын мой, знай, что не тщеславие заставляет меня поступать так. Я стар, и не придется мне надеть эти одежды, ибо не по силам уже мне носить на плечах такую тяжесть. Но эти драгоценные камни, жемчуга и золото, смогут спасти наше государство в случае крайней нужды.

Запомни сам и передай потомкам, что это облачение способно избавить от голодной смерти целую страну. Что же до тебя, не бойся нищеты: даже если нынче постигнет меня смерть, я сумел так обустроить все в своем государстве, что через пару лет денег в казне будет вдвое больше прежнего!

— Мы спасены! — воскликнул король, и задумчиво добавил:

— Жаль, что стража не задержала того старика.

Помолчав минуту, король промолвил:

— Господин казначей, там есть еще несколько строчек, которые стоит прочесть…

— Да, Ваше Величество, — поклонился придворный, у которого голова шла кругом, — Относительно облачения следует добавить, что, хотя с тех пор страна наша не раз переживала невзгоды и бедствия, ни один король не решился расстаться с сокровищем. Ибо государи Каллистэ гордились им в той же степени, в какой остальные короли завидовали им…

Казначей закончил читать, и в зале воцарилась тишина.

— И все же, как это печально! — вздохнул кто-то. — Продавать такое сокровище, последнюю память о величии наших предков!

— Но еще печальнее сама память о былом величии, без возможности возродить его! — возразил король. — Что же, думаю, покупателей мы найдем без труда…

— Да они разорвут одежды на части.

— Каждому придется заплатить за свой лоскуток горы золота, но, несмотря на это, все они порадуются позору короля Каллистэ!

Государь подошел к столу, на котором лежало облачение и замер в молчании, созерцая игру огней в гранях бесценных самоцветов.

— Моему позору, — с грустной улыбкой проговорил он. — О, что за беда! Если бы вы знали, как я рад, что выход найден!

Некоторое время в зале царило обескураженное молчание. Спокойствие короля поразило собравшихся.

Слова возражения замерли у них на устах.

— Как же все просто оказалось! — пробормотал, удивленно почесывая бороду, старший казначей.

Продолжение следует…

О admin

x

Check Also

Быть собой нельзя измениться

Мы живем в обществе людей, нацеленных на успех. И все пытаемся этому соответствовать, зачастую даже не осознавая. С детства в нас загружаются образы успешных людей, героических поступков, недюжего ума, причем ...

Бывают странные сближенья…

Христианская Церковь знает множество «парных» святых. Это и супруги Петр и Феврония, и братья Борис и Глеб или Кирилл и Мефодий, и даже не знакомые друг с другом при жизни ...

Бюджетный вопрос

Совсем недавно, в отпуске, за ужином в прибрежном ресторанчике, мы случайно услышали разговор сидящих за соседним столиком супругов-итальянцев с двумя детьми. В память мне особенно врезалась его раздраженная фраза: «У ...

Быть слабой

Сегодня речь пойдёт вот о чём… Хотя, всё по порядку. Читая Роберта Рождественского: Будь, пожалуйста, послабее. Будь, пожалуйста. И тогда подарю тебе я чудо запросто. И тогда я вымахну — ...

Быть родителем для самого себя

На днях я стала думать о людях из своего прошлого, и передо мной всплыли воспоминания об одной интересной личности. Итак, была у меня удивительная знакомая… нет, конечно, она и сейчас ...

Быт или не быт – вот в чем вопрос

Снова наступил февраль, открыв сезон семейного и корпоративного празднования и поисков подарков. Опять Интернет пестрит шутками на тему того, как «мужчины ждут очередной шампунь на 23 февраля, а женщины – ...

Бывают ли всезнающие и непогрешимые родители

Мы продолжаем публиковать отрывки из книги «Мама, перестань читать нотации! И ты, папа, тоже!» греческого педагога и организатора «школы родителей» Кики Дзордзак а ки-Лимбероп у лу, перевод которой выполнен монахиней ...

Быть для всех светильником

Гаснут последние огни, погружающегося во мрак большого города. Всю землю словно окутала тьма. День великого Праздника не властен над умами и сердцами людей, которые пребывают в недоумении и ощущении бессмысленности ...

Бывает ли белой зависть, или Лимонад из очень кислых лимонов

Завистливый человек причиняет огорчение самому себе, словно своему врагу. Не знаю, бывают ли люди, ни разу не переживавшие муки зависти. Но, несмотря на распространённость этого чувства, о зависти не принято ...

Был в темнице – и вы посетили Меня

Святая Анастасия Узорешительница – еще одна девица из сонма христианок-мучениц 3-4 веков. Знатная римлянка, умница-красавица, девственница и олицетворение кротости и стойкости одновременно. Однако есть в ее житии нечто, что не ...

Быть только мамой

«А ты открыла свой бизнес в декрете?» — сурово спрашивает интернет. «После рождения ребенка я стала дизайнером, нашла свое призвание и отлично зарабатываю». «У меня трое детей, я пеку пироги ...

Быть отцом дочери: 10 вещей, о которых нас не предупредили

Обычные люди имеют тенденцию превращаться в каких-то безумных предсказателей, когда узнают, что вы ждете ребенка. В моем случае пророки вываливали на меня тонны информации относительно того, что значит быть отцом, ...

Быть бабушкой

Мой внук Гоша родился восемь лет назад, а кажется, будто вчера. Его, упитанного карапуза (весил четыре килограмма), принес в палату из родильного отделения мой зять. Потом появился детский доктор. Пока ...

Быть мамой аутиста

Олегу 9 лет. У него серые глаза, светлые волосы и чудесная улыбка он любит бегать, лазать и плавать, любит сыр, огурцы и шоколадную пасту «Нутелла», сказки А. С. Пушкина и ...

Быть родителем

В семье родился малыш. Родился и вместе ни с чем несравнимой радостью принес множество вопросов. Что это за существо, так похожее на меня и одновременно совсем другое? Поймем ли мы ...

Быть мамой мальчика

Я мама мальчика. Помимо родного у меня есть еще два крестных сына. Мальчишек люблю очень. Мне с ними намного интересней, чем с девочками (допускаю, что до тех пор, пока не ...

Рейтинг@Mail.ru