Главная 16 Женские штучки 16 Заседание 18

Заседание 18

Итак, дорогие дамы, доброй пятницы с вами снова Л. Дунаева, и мы продолжаем слушать рассказ о долгом пути к простому женскому счастью. Напоминаю, что с нами делится своим уникальным опытом таинственная незнакомка по имени Наталья. Православная христианка и по совместительству мастер кендо…

— Для меня по-любому мастер. Не перебивай, вот щас дам тебе слово, тогда и…

— Вот щас как дам синаем по мэну, но без мэна…

— Мэн — это то, о чём я подумала?

— Мэн — это шлем для кендо. А о чём ты там подумала…

— Да собственно, я не подумала, просто перевела с английского.

— А надо было с японского.

— Понятно. Кто о чём, а у Дунаевой одни мужики на уме.

Извини. Ну так вот.

Значит, ты сказала, что, несмотря на все тяготы вернувшихся панических атак, самое страшное было всё ещё впереди. Лично мне в это с трудом верится, ибо что может быть хуже этого липкого беспомощного ужаса, от которого не знаешь куда бежать…

— Хуже этого может быть только точно такой же ужас, но длящийся не три-пять-десять-двадцать минут, а круглосуточно.

— Дело в том, что депрессия, насколько мне известно, бывает разных типов, и все они называются в соответствии с симптоматикой. Вот, допустим, апатическая депрессия – это… ну, в принципе, понятно.

Тоска зелёная, всё хреново, лёжа глядеть в потолок, когда ж я блин сдохну… Хотя врать не буду: у меня-то случилось расстройство по типу тревожной депрессии. Это когда… слушай, давай я опять по порядку.

— Давай. Итак, у тебя начались панические атаки, но ни врачи, ни батюшки не помогли с ними справиться.

— Если честно, с врачами я недолго прообщалась. Я уже говорила: заподозрила развод на деньги и перестала ходить к платным, а пойти в свой родной районный ПНД то ли мозгов не хватило, то ли сыграло известное предубеждение насчёт советской психиатрии.

Хотя с какой стати – непонятно: в тот раз, в детстве, советская психиатрия очень даже помогла. Только родители очень были против того, чтобы я кому бы то ни было признавалась в том, что я на учёте.

Реально никакого учёта не было, просто у меня была карта в ПНД, но об этом никто никому никуда не сообщал (и не сообщает). Однако в народном сознании иметь психическое заболевание – это стыдно.

Не думаю, что открываю Америку, говоря эти слова. Во всяком случае, раньше было стыдно. Это сейчас чуть ли не модно.

На мой взгляд, и то, и другое – чушь собачья, но тем не менее. В общем, лечиться я бросила.

То есть перешла на всякие народные средства типа валерьянки с пустырничком, да и те употребляла весьма неохотно, ибо у меня вдруг обнаружилась ещё одна фобия: боязнь лекарств.

— А это всегда так. Уж если началось, то развивается.

Сначала будешь бояться одна ездить в метро, потом на автобусе, потом вообще из дому выходить, потом ты запираешься в сортире, где у тебя благополучно начинается клаустрофобия – кто сказал, что она с агорафобией несовместима? Очень прекрасно совместима, как ревматизм с геморроем…

— Мне давно говорили, что фехтовальщицы – жёсткие девчонки…

— От вида оружия зависит. Давай не отвлекаться, а то до завтра не закончим.

— Давай. Так значит, ты стала бояться таблеток, выходить из дому и оставаться дома тоже?

— А потом стало ещё веселее. У меня есть одно свойство, которое, со слов моего доктора, потом очень помогло мне в психотерапии. Помнится, однажды во время сеанса она слушала меня со странным выражением на лице, а когда я её спросила, в чём дело, сказала: Знаете, Наталья, что меня в Вас восхищает – так это Ваша способность докапываться до самых корней.

Как-то так. Точно не помню.

Сама я эту способность определяла словами доводить до абсурда. И, наверное, была права: способность, которой не умеешь правильно пользоваться, превращается в проклятие…

Вот и у меня так случилось. Я последовательно дошла до того, что плохо мне может стать, даже если я запрусь в сортире, причём в обнимку с бригадой реаниматологов на всякий случай, то и это меня не спасёт.

А почему? Да очень просто: потому что у меня есть тело.

Это точно такое же помещение, как сортир, только ещё меньше, и хуже всего – из него нет выхода.

— Клаустрофобия в собственном теле? Круто!

— Ты сама говорила про дереализацию: весь мир вокруг как за стеклом, ненастоящий, а ты заперта внутри собственного тела, одна со своей паникой, со своими страхами и со всем прочим. Помню, я стала побаиваться смотреть на свои руки: вид своего тела немедленно включал мысли о моём внутреннем одиночестве.

— Так ведь это же четыре экзистенциальные данности: одиночество, смерть, свобода и бессмысленность существования! Насколько я знаю, люди сходят с ума именно на почве одной из них. Но религия как раз и преодолевает эти данности…

— Давай уточним: религия даёт нам шанс преодолеть в себе чувство безысходности. Если мы здоровы.

А вот если уже глубоко больны… В общем, на этой тонкой грани между паническими атаками и депрессией я продержалась примерно полгода. За эти полгода, надо сказать, все мои дела пришли в совершеннейший развал.

Я потеряла светскую работу – не слишком любимую, но позволявшую чувствовать себя социально адаптированной. Сунулась в пару мест – не взяли.

Не подхожу.

Заседание 18

С голосом начались проблемы, друзья посоветовали хорошего педагога, я только начала заниматься, а он умер. Я к другому, но за два урока поняла, что сейчас мне голос вообще в одно место засунут.

Бросила заниматься вокалом. От пения в церкви, понятное дело, удовольствия стало мало.

Когда не знаешь толком, сможешь ли допеть до конца или нет, сможешь ли ноту взять, удержать… В общем, жизнь буквально рассыпалась на глазах. Я попробовала снова чем-то увлечься, вспомнить фортепиано… Ничего не могу.

Ничто не радует, всё бессмысленно. И тогда я вляпалась в то самое, с чего мы начинали наш разговор.

— Уже не помню. Потом спрошу у диктофона, а пока сама скажи…

— Ну как же! Что первым делом говорят женщине, которая чувствует себя несчастной и нереализованной?

— А! Тебе нужно родить ребёнка!

— Именно! Только в моём случае эти слова я сказала себе сама. Текст был примерно следующий: Ну чё, Наташ, жизнь не задалась.

Наверное, так надо. Наверно, так Бог решил, чтобы ты была тихой серой мышью, ничего не хотела, ни к чему не стремилась. Наверное, это называется смирение.

Наверное, Бог решил, что ты должна сидеть дома и рожать детей, а все твои мечты были Ему неугодны. Ну вот и давай.

В конце концов, все вокруг утверждают, что женщина создана именно для этого и ни для чего больше, и дети – это самое большое счастье, какое только может быть у человека.

— Эммм… спорно. Если бы всё счастье было только в детях, ни один псих не стал бы искать себя в монашестве, например.

— Мы сейчас не об этом, окей? Извини, сейчас уйдём в оффтоп, тему потеряем… Видишь ли, я и сама в течение своих вот уже почти сорока лет гораздо чаще наблюдала, что дети приносят родителям гораздо больше неприятностей или даже несчастий, чем радостей. Я говорила, что мы пели в храме, построенном на деньги одного бизнесмена, такого же восторженного православного пионэра, как и мы с моим мужем.

Его жена, разумеется, рожала сколько Бог пошлёт, но когда бы мы с ней ни встретились, все разговоры сводились к тому, как ей тяжко и обидно, с подробными описаниями процесса всех родов, проблем с детьми и так далее.

Других тем не было. К счастью. Ибо, если бы эта леди иногда слушала не только себя, то она вполне могла бы узнать, что зарплату певчим храма тоже платит её муж, а не приход и не батюшка.

Потому что спонсор забыл мне сказать, чтобы я ей про это не говорила. В общем, у меня и не было повода проболтаться. Очень интересная деталь: обычно в конце каждого своего монолога, вдоволь посетовав на судьбу, леди присовокупляла: Но тебе, Наташа, уже хватит ерундой заниматься, пора рожать!

— Ерунда — это пение в хоре?

— Не только. Ерунда – это всё, чем не могла заниматься она сама. Видишь ли, жена спонсора никогда не работала.

У неё не было специальности, ибо она вышла замуж на первом курсе института и бросила его, а когда хотела восстановиться, какие-то старцы сказали, что на Страшном Суде диплома не спросят. Она приняла это как руководство к действию.

И, знаешь, после всего того, что приняла за руководство к действию я сама, у меня просто язык не повернётся называть её наивной дурочкой. Потому что, как ты сейчас узнаешь, по масштабу дурости и наивности я оказалась едва ли не впереди планеты всей.

— Вона как. А я-то думала, что на первом месте у нас я. Ну ладно, давай с детьми доразберёмся.

— Давай. В общем, решила я так: собственная жизнь не удалась, буду жить жизнью своих детей. Милый, а главное, социально одобряемый вид каннибализма.

Но кроме того, ведь это же прекрасный способ не остаться одинокой внутри своего тела! Если в нём, кроме меня, будет ещё и ребёнок… ход мысли, в общем, ясен.

Как в чулане, но вдвоём с бригадой реаниматологов. Осталось только с гинекологией разобраться: загиб матки, эндометриоз, врачи в один голос говорили, что с зачатием будут проблемы.

— И их, разумеется, не было…

— Разумеется. Единственный раз в один из опасных дней — и вуаля. Видишь ли, я хоть и успокаивала себя мыслями о счастье материнства, но желания иметь ребёнка у меня никогда не было.

Ну, знаешь, вот такого, что ХОЧУ РЕБЁНКА. и руки заламываешь… Нет, никогда. И решиться на зачатие сознательно… Да ни за что.

Я просто подумала, что раз у меня с этим всё равно проблемы, значит, ещё много времени пройдёт, пока мы будем пытаться, и я успею привыкнуть к мысли, что моя жизнь закончилась. А потом оно как-нибудь само, незаметно, как тихая смерть во сне…

— Не вышло. К задержкам я привыкла, дисфункция, цикл гуляет. Когда таки догадалась тест купить, была уже пятая неделя.

А у меня из симптомов – только спать хотелось больше, чем обычно. В тот же день к гинекологу побежала: всё идеально, анализы сдала, воодушевление такое было: ура, что-то новое. Легла спать с мыслью, что все проблемы решены, но на следующее утро…

— Это было 17 июня 2005 года. Я проснулась на рассвете от ощущения совершенно непередаваемого ужаса.

Меня просто вышвырнуло из сна словно ударом тока. Муж спал.

Я лежала рядом с ним полчаса или больше – вцепившись в одеяло зубами, чтобы не заорать. Я не боялась ни болезни, ни смерти, ни таблеток, ни метро, ничего вообще, я просто испытывала кромешный, беспросветный, отчаянный ужас. В чистом виде, сам по себе.

Я лежала навытяжку, обливаясь холодным потом, и меня тошнило. Как перед трудным экзаменом, только гораздо сильнее.

Ну, разумеется, я связала эту тошноту с беременностью! От этого мне стало ещё хуже, потому что с того момента ужас усиливался при каждой мысли о беременности. То есть, пока мне удавалось хоть как-то отвлекаться, я могла хотя бы как-то дышать, но ведь проснулся счастливый муж, позвонили счастливые родственники.

Я смотрела на всех отчаянными глазами, а все улыбались, улыбались, улыбались. И говорили: у тебя сейчас такое счастливое время, бла-бла-бла… А я чувствовала, что не выдержу и секундой дольше, но выдерживала и минуту, и час, и день… И ночь, потому что сон у меня отключился.

Заседание 18

У меня были часы со светящимся циферблатом. Я понимала, что я уснула и проспала целых (!) полчаса только потому, что минутная стрелка вдруг оказывалась на полкруга дальше, чем якобы секунду назад.

— Но ведь наверняка можно было принять какое-нибудь там снотворное…

— Да ты что! Я же должна была думать о ребёнке! Пить какой-нибудь феназепам, да это же преступление!

И все вокруг говорили: терпи, ты теперь не можешь думать о себе, ты должна думать о ребёнке. А я… знаешь, я с тех пор не могу осуждать человека, который лишает себя жизни. Я знаю, что существование может стать совершенно, реально невыносимым.

Постоянной пыткой. И я уже никогда не смогу осуждать людей, которые из-за страданий совершили, скажем, предательство или другое преступление. Потому что сама я не совершила ни самоубийства, ни чего-нибудь ещё страшного только потому что знала: ничто не поможет.

Если я сейчас прыгну в окно, то что толку: умрёт тело, но болит-то душа, а она неуничтожима, и это совершенно ужасно.

Кто бы мог подумать, что я, так боявшаяся смерти и небытия, начну думать о них как о совершенно недостижимом благе! Но я сама для себя была источником страдания и понимала: чтобы уничтожить боль, нужно уничтожить источник. Источник – я. Я – бессмертна.

Замкнутый круг, из которого нет выхода. И никогда не будет.

Теперь я знаю, что такое ад. Знаешь, вот я сейчас это вспомнила и снова как будто оказалась там.

— Тебе плохо? Мы зря это затеяли… Может быть, остановимся, фиг с ним со всем…

— Да, в общем, поздно. Уже начали, так придётся до конца. Ничего.

Давай следующий вопрос.

— Хорошо. Значит, ты оказалась в окружении полного непонимания.

Тебя кто-нибудь пожалел?

— Да. Мой ребёнок.

На шестой неделе беременности он меня покинул.

О admin

x

Check Also

Чан или кран

Один из постоянных читателей Матрон.Ру прислал нам эту курьезную крещенскую историю, приключившуюся сегодня с ним и его мамой. Не могли не поделиться! «Ходил сегодня за святой водой. Отправился в новый ...

Cемейное путешествие: Саки – прохлада моря, жар степи и лечебные грязи

Саки – небольшой курортный городок неподалеку от Евпатории, прославившийся благодаря одноименному грязевому озеру. Это одно из самых приятных и в то же время доступных мест отдыха в Крыму. Мы поехали ...

Цена жизни

… Из-за разобщенности у жителей мегаполиса появляются новые представления о том, кого считать своим ближним. Хорошо, что родственники, друзья еще продолжают восприниматься как ближние. А соседи в большом городе уже ...

Цель, которой страшно достигнуть

Когда девушки жалуются, что у них не получается выйти замуж, я начинаю их расспрашивать: а расскажите, пожалуйста, какая, на ваш взгляд, жизнь должна начаться у вас после свадьбы? Что изменится ...

Cемейное путешествие: озера и костелы Беларуси

Найти информацию об интересных и удобных для семейного отдыха местах России или ближнего зарубежья порой труднее, чем о заграничных курортах. Предлагаю рассказ о прошлогодней поездке в один из национальных парков ...

Царский путь с вербами в руках

Приближается праздник Светлого Христова Воскресения — Пасха. Формально – закончился Великий пост, еще в пятницу. Всего неделя осталась до того момента, когда православные будут приветствовать друг друга радостным восклицанием: «Христос ...

Быть собой нельзя измениться

Мы живем в обществе людей, нацеленных на успех. И все пытаемся этому соответствовать, зачастую даже не осознавая. С детства в нас загружаются образы успешных людей, героических поступков, недюжего ума, причем ...

Бывают странные сближенья…

Христианская Церковь знает множество «парных» святых. Это и супруги Петр и Феврония, и братья Борис и Глеб или Кирилл и Мефодий, и даже не знакомые друг с другом при жизни ...

Бюджетный вопрос

Совсем недавно, в отпуске, за ужином в прибрежном ресторанчике, мы случайно услышали разговор сидящих за соседним столиком супругов-итальянцев с двумя детьми. В память мне особенно врезалась его раздраженная фраза: «У ...

Быть слабой

Сегодня речь пойдёт вот о чём… Хотя, всё по порядку. Читая Роберта Рождественского: Будь, пожалуйста, послабее. Будь, пожалуйста. И тогда подарю тебе я чудо запросто. И тогда я вымахну — ...

Быть родителем для самого себя

На днях я стала думать о людях из своего прошлого, и передо мной всплыли воспоминания об одной интересной личности. Итак, была у меня удивительная знакомая… нет, конечно, она и сейчас ...

Быт или не быт – вот в чем вопрос

Снова наступил февраль, открыв сезон семейного и корпоративного празднования и поисков подарков. Опять Интернет пестрит шутками на тему того, как «мужчины ждут очередной шампунь на 23 февраля, а женщины – ...

Бывают ли всезнающие и непогрешимые родители

Мы продолжаем публиковать отрывки из книги «Мама, перестань читать нотации! И ты, папа, тоже!» греческого педагога и организатора «школы родителей» Кики Дзордзак а ки-Лимбероп у лу, перевод которой выполнен монахиней ...

Быть для всех светильником

Гаснут последние огни, погружающегося во мрак большого города. Всю землю словно окутала тьма. День великого Праздника не властен над умами и сердцами людей, которые пребывают в недоумении и ощущении бессмысленности ...

Бывает ли белой зависть, или Лимонад из очень кислых лимонов

Завистливый человек причиняет огорчение самому себе, словно своему врагу. Не знаю, бывают ли люди, ни разу не переживавшие муки зависти. Но, несмотря на распространённость этого чувства, о зависти не принято ...

Был в темнице – и вы посетили Меня

Святая Анастасия Узорешительница – еще одна девица из сонма христианок-мучениц 3-4 веков. Знатная римлянка, умница-красавица, девственница и олицетворение кротости и стойкости одновременно. Однако есть в ее житии нечто, что не ...

Рейтинг@Mail.ru