Главная 16 Женские штучки 16 Заседание 134

Заседание 134

Заседание 134

Ладно-ладно. Уговорили.

С сегодня будет дальше про лошадок.

После моего чудесно-пасхального спасения из-под копыт Набега я, разумеется, как ни в чём не бывало продолжила совершать скромные трудовые подвиги в роли конюшенной девочки на рысачем тренотделении Московского ипподрома. Мне и оклематься толком не дали — вернее, некогда было.

Хотя минут через десять после инцидента руки всё ещё тряслись, а ноги подгибались, но сено, оно само по кормушкам не разложится, и сбруя сама в сбруйную не повесится.

Косынка на мне как-то не прижилась. Волосы по-прежнему пылились, но не слишком сильно.

В этом смысле с головой мне повезло: однажды в пионерлагере месяц не было горячей воды, и все девчонки стонали по причине грязных волос, а на меня смотрели, как на ведьму, вслух высказывая предположения, что я по ночам тайно мою голову в бачке унитаза. Хотя, ясен пень, я ничего подобного над собою не вытворяла.

Наверное, потому что коротко подстриглась я впервые в жизни где-то лет в 25. Уже не помню точно, когда.

Помню, что мне жутко не понравилось, что голову приходится мыть чуть ли не каждый день. В то время как с косой мне хватало одного раза в две недели.

Или даже в месяц.

К концу бегового дня про случай с Набегом уже никто и не вспоминал. Что не могло меня не радовать, поскольку больше всего я испугалась, что разговоры дойдут до мастера-наездника (начальника тренотделения), который с трудом терпел на своей конюшне табун несовершеннолетних девчонок.

Все мы жили под вечной угрозой быть выгнанными в любой момент.

И однажды этот момент настал.

Настал на ровном месте.

В этот день никто никого не кусал, не лягал, на вожжах не выносил. Всё было тихо-мирно.

Я стояла в чьём-то деннике и чистила поилку. Внезапно, как гром среди ясного неба, под невысокими сводами конюшни раздался рёв мастера-наездника:

— Вашу мать. Вы тут все … что ли?! Эта кобыла в заводе убила человека!

А вы к ней девчонок пускаете! Ещё раз хоть одну шестнадцатилетнюю здесь увижу…

Дальнейшая речь состояла уже сплошь из высоколитературных выражений.

Кто из нас, горемычных, находился в деннике опасной кобылы, выяснять было некогда: едва успев похватать из сбруйной свои личные вещи, мы сломя голову бросились наутёк. Не хватало только, чтобы мастер-наездник узнал, что среди нас не было шестнадцатилетних…

Заседание 134

На улице наша компания, никогда не бывшая дружной, разбрелась в разные стороны. Ипподром — это не две-три конюшни, это довольно большой город из конюшен.

С другими девчонками из этого тренотделения я больше никогда не встречалась.

Под ясным майским небом мы грустно брели вдвоём: я и Ленка. Не помню, откуда эта Ленка появилась, но старшие не любили её так же, как и меня.

Поэтому мы всегда держались вместе.

— Ну? — угрюмо сказала Ленка. — Куда нам теперь деваться?

Я вздохнула. Ответ был очевиден: можно было просто пойти домой и там поплакать. Это было соблазнительно, но очень грустно.

А можно было пойти искать другое тренотделение. Это было не так грустно, но ужасно страшно.

— А вдруг на нас опять наорут? — сказала я.

Теперь вздохнула Ленка. К добавочной порции живого нефильтрованного русского языка мы готовы не были.

Некоторое время мы шли молча. Проходя мимо открытого манежа Школы верховой езды, завистливо смотрели на галопирующие группы.

Ленка, в отличие от меня, пару раз сподобилась позаниматься в Школе — разумеется, не галопом и даже не рысью, а только шагом. И даже имела заветный квиточек с печатью теория. Как я уже успела узнать из разговоров других конюшенных девочек, иметь собственный квиточек было круто, но необязательно.

Можно было купить билет и по чужому пропуску.

Квиточки с печатью у нас на ипподроме было принято носить у сердца. Обычно их упаковывали, как проездной билет, в пластиковую обёртку — вместе с фото любимой лошади или тому подобным артефактом — и вешали на шнурке на шею. Как ключ.

Чтобы не потерять.

По этим же квиточкам можно было пройти на территорию ипподрома. Поэтому мне приходилось перелезать через забор.

К тому же, в отличие от Ленки, я так ни разу и не посидела верхом. Хотя моей мечте скоро должен был исполниться год.

По переулкам между конюшнями мимо нас проезжали люди в беговой форме. Некоторых начальников тренотделений мы уже могли узнать по цвету курток — у каждого из них был свой цвет и рисунок. Точно так же мы знали расположение самых престижных тренировочных конюшен.

Первенствовало среди всех тренотделение мастера-наездника Козлова. Говорили, что там страшная дисциплина и девочек не подпускают туда на пушечный выстрел.

Лошади там сплошь чемпионы, и весь персонал держится за свои места, поскольку вдобавок к окладам они регулярно получают призовые.

К счастью, мы знали, где именно расположено козловское тренотделение. Поэтому перешли на соседнюю улицу.

Вокруг кипела жизнь, но без нас. Это было невыносимо.

И мы решились.

— Значит, так, — сказала я. — Давай искать водилку, которую водят не девочки.

— Точно! — сказала Ленка. — Если водилку водит конюх, значит, у них нет девочек!

Чтоб вы знали: после работы, особенно после резвой работы, лошадь должна отдышаться и просохнуть. Поэтому её нужно какое-то время водить шагом.

По воскресеньям водить шагом нужно за раз голов пять-шесть, а конюхов на тренотделении всего трое, и у всех есть другие обязанности. Поэтому на ипподроме существуют водилки.

С виду это приспособление похоже на карусель, только в том месте, где к основной конструкции у карусели крепились бы сиденья, никаких сидений нет, а есть кронштейны с петлями для привязывания. На одну водилку можно привязать шесть лошадей, а ходить с ними можно в одиночку.

Наше с Ленкой бесцельное блуждание закончилось, обретя цель.

— Если нам разрешат поводить водилку, то потом, наверное, попросят поставить лошадей в денники, — сказала Ленка. — А если мы уже вошли в конюшню, то нас могут попросить сделать что-то ещё.

— Гениально, — сказала я. — А если не попросят… то поищем другую водилку. И соваться на конюшню сразу не придётся. Водилка на улице, а мы типа просто мимо проходили, никуда не лезли…

Удача явила нам себя в лице унылого молодого человека, одиноко изображавшего бурлака на Волге под водилкой с тремя лошадьми.

Мы притормозили. На лице молодого человека явственно отразилось облегчение. Мы и рта не успели раскрыть, как парень сказал:

— Девочки, не хотите лошадок поводить?

Минуту спустя мы уже были трудоустроены. Хотя бы временно.

Молодой человек смылся в конюшню. Мы взялись за верёвки и толкнули остановившуюся водилку вперёд.

Лошади вытянули морды и лениво зашагали по кругу.

— Да, скорее всего, девчонок тут нет, — сказала я.

— А это кто? — кивнула в сторону конюшни Ленка: оттуда как раз вышли две девочки с ведром морковки.

— Это с другой половины, — я видела, что молодой человек убежал в левую дверь. А девчонки вышли из правой.

— Давай, что ли, пока поедим, — решили мы и на ходу достали из сумок бутерброды. Обретя надежду, мы обрели заодно и аппетит.

Тем более что дело шло к полудню, а ели мы в последний раз прошлым вечером. В шесть утра есть ещё не хочется, а с восьми уже некогда.

Не успели мы покончить с первой порцией, как из левой двери конюшни вывели ещё одну лошадь. Её вела очень красивая, но очень суровая с виду молодая женщина.

Судя по конструкции недоуздка на голове лошади, вела к нам, на водилку.

Заседание 134

Демонстрируя высочайшую степень мастерства и дисциплины, мы остановили карусель так, чтобы пустое место оказалось непосредственно перед вновь прибывшими.

Женщина-конюх не обратила на наши навыки, равно, как и на нас самих, никакого внимания. Продев оба повода в кольца, она принялась завязывать внешний.

Я подскочила с внутренней стороны и затянула второй повод петлёй, как учили.

Женщина бросила мимолётный взгляд на мою прекрасную работу, развернулась и ушла.

— Во всяком случае, она не ругалась, что мы здесь, — оптимистично заметила Ленка.

Я была с нею полностью согласна.

Примерно через полчаса за нами пришли. То есть, пришли не за нами.

Пришли забирать лошадей с нашей водилки. Сначала вышла давешняя угрюмая красавица: я быстренько подскочила к лошади и дёрнула за повод, распустив петлю. Подобрав оба повода и по-прежнему не замечая меня, женщина ушла.

Тем временем Ленка проделала ту же процедуру с другой лошадью, забирать которую явился молодой человек. Этот был более общительный.

— Оставшихся отвязывайте и ведите. Гнедой — Гвард, а серый — Парад.

Мы с Ленкой восхищённо переглянулись. Я отвязала гнедого, Ленка серого, после чего мы чинно-торжественно проследовали в тренотделение мастера-наездника Танишина.

Первым делом нам бросилось в глаза то, что в конюшне было очень чисто. И пусто.

Тут действительно не было девчонок, а порядка было в десять раз больше. Даже запах был гораздо слабее и другой.

В нашей предыдущей конюшне пахло преимущественно грязной подстилкой. Здесь, конечно, аммиаком тоже отдавало, но к нему примешивались запахи дорогих лошадиных притирок. Такие притирки — мы уже знали — привозятся только с зарубежных гастролей…

— Значит, тут тоже есть чемпионы! — прошептала Ленка, когда мы с нею развели наших подопечных по денникам и встретились в коридоре.

— Интересно, кто… — начала было я, но тут мимо нас на изрядной скорости пронеслась тяжёлая деревянная тачка для навоза.

Если быть точной, то мимо нас она пронеслась только потому, что мы с Ленкой успели отскочить и вжаться в стену. Управляла тачкой давешняя угрюмая красавица конюх.

— Что стоим? — услышали мы уже издалека. — Крокус, Наяда, Партита, Парафраз! Почистить! Бинты смотать!

Пол подмести! Живо!

О admin

x

Check Also

Чан или кран

Один из постоянных читателей Матрон.Ру прислал нам эту курьезную крещенскую историю, приключившуюся сегодня с ним и его мамой. Не могли не поделиться! «Ходил сегодня за святой водой. Отправился в новый ...

Cемейное путешествие: Саки – прохлада моря, жар степи и лечебные грязи

Саки – небольшой курортный городок неподалеку от Евпатории, прославившийся благодаря одноименному грязевому озеру. Это одно из самых приятных и в то же время доступных мест отдыха в Крыму. Мы поехали ...

Цена жизни

… Из-за разобщенности у жителей мегаполиса появляются новые представления о том, кого считать своим ближним. Хорошо, что родственники, друзья еще продолжают восприниматься как ближние. А соседи в большом городе уже ...

Цель, которой страшно достигнуть

Когда девушки жалуются, что у них не получается выйти замуж, я начинаю их расспрашивать: а расскажите, пожалуйста, какая, на ваш взгляд, жизнь должна начаться у вас после свадьбы? Что изменится ...

Cемейное путешествие: озера и костелы Беларуси

Найти информацию об интересных и удобных для семейного отдыха местах России или ближнего зарубежья порой труднее, чем о заграничных курортах. Предлагаю рассказ о прошлогодней поездке в один из национальных парков ...

Царский путь с вербами в руках

Приближается праздник Светлого Христова Воскресения — Пасха. Формально – закончился Великий пост, еще в пятницу. Всего неделя осталась до того момента, когда православные будут приветствовать друг друга радостным восклицанием: «Христос ...

Быть собой нельзя измениться

Мы живем в обществе людей, нацеленных на успех. И все пытаемся этому соответствовать, зачастую даже не осознавая. С детства в нас загружаются образы успешных людей, героических поступков, недюжего ума, причем ...

Бывают странные сближенья…

Христианская Церковь знает множество «парных» святых. Это и супруги Петр и Феврония, и братья Борис и Глеб или Кирилл и Мефодий, и даже не знакомые друг с другом при жизни ...

Бюджетный вопрос

Совсем недавно, в отпуске, за ужином в прибрежном ресторанчике, мы случайно услышали разговор сидящих за соседним столиком супругов-итальянцев с двумя детьми. В память мне особенно врезалась его раздраженная фраза: «У ...

Быть слабой

Сегодня речь пойдёт вот о чём… Хотя, всё по порядку. Читая Роберта Рождественского: Будь, пожалуйста, послабее. Будь, пожалуйста. И тогда подарю тебе я чудо запросто. И тогда я вымахну — ...

Быть родителем для самого себя

На днях я стала думать о людях из своего прошлого, и передо мной всплыли воспоминания об одной интересной личности. Итак, была у меня удивительная знакомая… нет, конечно, она и сейчас ...

Быт или не быт – вот в чем вопрос

Снова наступил февраль, открыв сезон семейного и корпоративного празднования и поисков подарков. Опять Интернет пестрит шутками на тему того, как «мужчины ждут очередной шампунь на 23 февраля, а женщины – ...

Бывают ли всезнающие и непогрешимые родители

Мы продолжаем публиковать отрывки из книги «Мама, перестань читать нотации! И ты, папа, тоже!» греческого педагога и организатора «школы родителей» Кики Дзордзак а ки-Лимбероп у лу, перевод которой выполнен монахиней ...

Быть для всех светильником

Гаснут последние огни, погружающегося во мрак большого города. Всю землю словно окутала тьма. День великого Праздника не властен над умами и сердцами людей, которые пребывают в недоумении и ощущении бессмысленности ...

Бывает ли белой зависть, или Лимонад из очень кислых лимонов

Завистливый человек причиняет огорчение самому себе, словно своему врагу. Не знаю, бывают ли люди, ни разу не переживавшие муки зависти. Но, несмотря на распространённость этого чувства, о зависти не принято ...

Был в темнице – и вы посетили Меня

Святая Анастасия Узорешительница – еще одна девица из сонма христианок-мучениц 3-4 веков. Знатная римлянка, умница-красавица, девственница и олицетворение кротости и стойкости одновременно. Однако есть в ее житии нечто, что не ...

Рейтинг@Mail.ru