Главная 16 Женские штучки 16 Заседание 118

Заседание 118

Заседание 118

Король поднялся с колен и сделал мне знак подойти. Я повиновался.

Остановившись перед ним, я почувствовал себя очень маленьким. Я не решался поднять глаза, но вдруг ощутил знакомое прикосновение: король положил руку на мое плечо.

— Мне нужна твоя помощь, — сказал он, — я должен уехать… Ты останешься вместо меня.

Мне не хотелось с ним расставаться. Я вскинул голову и жалобно посмотрел на него.

Но король уже держал в руках сверкающую алмазами корону. Он поднял венец, и мгновение спустя я почувствовал на голове холодную тяжесть. Мне показалось, что корона вот-вот соскользнет, и постарался держать голову ровнее, подняв подбородок и расправив плечи.

Государь улыбнулся.

— Прекрасно, — молвил он, — видно, что ты настоящий король… А теперь прощай.

Он наклонился и обнял меня. И тут я понял, что ему очень страшно. Его руки дрожали.

Тоскливый ужас мелькнул в его глазах, когда он, выпрямившись, взглянул на небо. Серебряный конь посмотрел на своего испуганного хозяина и негромко заржал. На нас повеяло теплым ветром.

Синий плащ Ивара распахнулся, и под ним я увидел меч. Самоцветы на чеканных ножнах горели, как глаза коня. Пальцы Ивара стиснули позолоченную рукоять.

После этого он не медлил ни мгновения.

Серебряный конь расправил белое, как снег, крыло — я только теперь заметил, что у него есть крылья, — и край нежных перьев опустился к ногам короля. Конь повернул голову, сверкнув уздечкой — у него и уздечка была, оказывается! — и посмотрел на меня.

Под шелковой челкой коня что-то светилось. Я присмотрелся и узнал свой подарок. Слеза Солнца сияла на золотой уздечке.

Ивар поднялся на спину коня и встал, выпрямившись во весь рост, словно на колеснице. Он подобрал тяжелые поводья. Конь заржал, будя ветер.

Широко раскинулись белые крылья. Легкие перья скользнули по моему лицу, я зажмурился… а когда, мгновение спустя, открыл глаза, передо мною никого не было.

Слезы поползли по моим щекам, но спокойно поплакать мне не дали. Пони Подарок потянул меня зубами за плащ.

— Пойдем, — сказал он, кивая на толпу воинов, — а не то они хватятся короля. Ты же обещал помочь Ивару!

Я вытер слезы и побрел за пони.

— Что же вы не катаетесь, Ваше Величество? — спросили, увидав нас, воины. — И вы все еще плачете? Это нехорошо.

Я напомнил себе, что обещал помочь Ивару, и постарался вести себя по-королевски. Пересилив робость, я с укоризной посмотрел на говоривших.

К моему изумлению, окружавшие меня воины смущенно умолкли и поклонились. Я, придерживая рукой корону, уставился в небо.

Там по-прежнему тяжко ворочались грязные тучи, сверкали молнии, и землю сотрясал леденящий душу гром. Но вдруг под самыми тучами я увидал прекрасную белую птицу.

Воины взволнованно загомонили, показывая на нее руками. Птица сделала широкий круг над долиной и молнией исчезла в бездне жестокой битвы.

Все разговоры утихли. На долину пала тишина.

Я затрясся от страха, представив себе, что будет, когда Ивар спасет своего неведомого друга, и Рыцари Рассвета перейдут в наступление. Я подумал, что тогда небо точно не выдержит и упадет: даже сейчас сражение было настолько ужасным, что мир, казалось, готов был развалиться на куски…

Внезапно все молнии, сверкавшие в черных клубах туч, погасли.

Начинается! — с ужасом подумал я.

Тучи налились мертвенным синим светом.

Все, конец! — решил я.

И вдруг… без единого звука и знамения тучи исчезли. Лишь тонкая дымка осталась от бесчисленных ратей Черной Пропасти. На миг она задержалась над долиной… и растаяла.

За ней было ясное предрассветное небо. Одинокая звезда сияла над нашими головами.

— Победа! — тихо сказал кто-то.

— Победа! — вздохнула толпа.

— Победа! Победа! — зашелестело кругом.

Я очнулся. Мой страх растаял, как черные тучи.

Счастье вливалось в меня вместе с прохладным утренним ветром. Я молча любовался звездой.

Потом голоса вокруг начали казаться мне странными, и я огляделся. Я понял, что слышу не слова, а шелест крыльев.

Меня окружали не люди, а множество птиц. Одна за другой они радостно взмывали в небеса и исчезали за восточными горами.

Вскоре мы с Подарком и Жабитой остались одни.

Пони тихо подошел и прижался ко мне теплым боком. Лягушка сидела у него на спине и смотрела на звезду.

— Жаль, что она скоро погаснет! — квакнула Жабита.

Но звезда не гасла. Напротив, она становилась все ярче.

Вскоре мы поняли, в чем дело.

— Она падает! — удивился Подарок.

Звезда падала! Ослепительно сверкая, она неслась прямо к нам. Мы испугались, увидав, какая она большая.

Что если она упадет прямо на нас? Но звезда нас пощадила.

Она упала в маленькой рощице неподалеку.

Заседание 118

— Пойдем, посмотрим? — предложила Жабита, когда немного оправилась от испуга.

Мы с Подарком наперегонки устремились к рощице. Добравшись до деревьев, мы замедлили ход и пошли шагом, настороженно оглядываясь.

Прозрачная рощица показалась мне очень печальной. Пони Подарок, разглядывая невысокие голые деревца, грустно вздохнул.

— Я узнаю их, — сказал он, — хотя теперь на них нет инея. И теперь я понял, куда мы идем…

Пони еще раз вздохнул и повел меня вглубь рощи по чуть приметной тропке. Она вывела нас на маленькую круглую поляну.

Что за зрелище ожидало нас!

В конце тропинки мы увидели чудесного коня. Он лежал на боку, вытянув шею, и тяжко вздыхал. У него больше не было крыльев, исчезла и уздечка.

Его серебряная шкура была исполосована глубокими ранами. Я подбежал к коню и упал на колени у его головы. Огромный алый глаз скорбно посмотрел на меня.

Гулкий стон вырвался из могучей груди. Захлюпав носом, я погладил окровавленную морду… Алый глаз потускнел и закрылся.

Я беспомощно взглянул вокруг и увидел неподалеку пони Подарка.

Понурившись, он неподвижно стоял около небольшого холмика посреди полянки. Я пошел к нему, чтобы сказать, что серебряный конь умер. Но, подойдя, я забыл обо всем.

Я увидел мертвого короля Ооле.

Король лежал навзничь среди камней. Его правая рука сжимала обнаженный меч. Клинок был изъеден ржавчиной.

Изорванный шелковый плащ совсем выцвел и стал тускло-серым. Страх и страдание так и не исчезли с лица победителя.

Его левая рука, залитая кровью, была прижата к израненной груди. Я громко вскрикнул и заплакал. Пони укоризненно посмотрел на меня и сказал:

— Замолчи. Так надо. Он говорил нам об этом…

Пони тяжело вздохнул, и с его коротких белых ресничек на землю упала большая слеза.

Мы сквозь слезы молча смотрели на убитого короля, и вдруг заметили, что на его груди, под прижатой к сердцу ладонью, что-то копошится…

Мы с изумлением увидели, как из-под мертвых пальцев выползает черный, как уголь, червячок. Он скручивался в кольца, завязывался узлом и извивался, словно кровь короля жгла его, но уползать не хотел…

Лягушка Жабита всмотрелась в его отчаянную пляску, и неожиданно проквакала:

— Неужели, это и есть тот самый друг.

— Увы, это он, — послышалось в ответ. — Несчастный Старший советник. Но не горюйте…

Мы подняли головы. Над телом короля стояла королева — стройная красавица в драгоценном наряде. Она наклонилась и, протянув нежные руки, забрала червячка с груди убитого короля.

В ее ладонях червячок свернулся колечком и затих. Королева сложила ладони вместе и посмотрела на нас.

— Ну вот теперь мы снова вместе, — сказала она, — теперь все будет хорошо. Скоро настанет утро, и вы вернетесь домой: и ты, Подарок, и ты, Жабита, и ты, юный король Ивар.

— Король Ивар? — удивились пони и лягушка, дружно уставившись на меня.

— Король Ивар Каллистэ Первый, — улыбнулась мне королева, — неужели тебе не нравится это имя?

Да нет же! Нравится!

Я уже давно мечтал, чтобы меня звали Иваром.

— Вот и хорошо, — молвила королева, — а теперь поспеши. Хоть и длинная жизнь у тебя впереди, но и дел предстоит немало.

Прощайте, Ваше Величество.

Королева раскрыла ладони, и мы увидели не червячка, а большой белый кокон — потом я узнал, что из таких вылупляются бабочки. А через мгновение не стало и королевы: стройное деревце склонялось над королем, и роса драгоценным нарядом сверкала на нежных ветвях.

На устах мертвого короля появилась улыбка. Лицо его стало светлым, и ржавчина сползла с ясного клинка. Шелк плаща снова струился синими волнами.

На мои глаза, не знаю, отчего, снова навернулись слезы. Прекрасный облик короля растаял за их дрожащей пеленой. Я торопливо заморгал…

Мы стояли над чистым родником, и прохладный ручей, тихо журча, прокладывал себе путь среди камней. Он подбежал к расселине в черных скалах и звонко сорвался в пропасть, торопясь куда-то в далекие края.

Рядом со мной кто-то глубоко вздохнул… Это был серебряный конь. Он стоял над ручьем, и с его губ капала вода. Конь был прекрасен и силен, как прежде.

Из его алых глаз падали алые слезы, и яркая зелень появлялась под его осторожными копытами. В траве засветились белые цветочки и красные ягодки. Конь взглянул на меня…

И поныне я ловлю этот взгляд по утрам на заре июня. Хоть и невидим для меня серебряный конь, я слышу его дыхание и замечаю его следы, когда он навещает нас, прячась в дымке раннего лета. Он ходит по моей прекрасной земле, по-прежнему свободный, оплакивая свое одиночество, и пьет из лесных родников.

Чиста вода заповедной земли, и честны ее обещания. Конь найдет своего всадника, и мир снова обретет голос и разум.

А пока что конь взглянул на меня и, тряхнув гривой, поскакал прочь, следом за ручьем. Мы увидели, как он, расправив белые крылья, ринулся с обрыва и облаком растаял в синих небесах. И конь, и ручей спешили на запад.

Внезапно я понял, куда они торопятся. И мне тоже очень захотелось домой.

Рядом со мною нетерпеливо топтался пони Подарок.

— Нас, должно быть, уже ищут, — волновался он.

— Давайте попьем, и в путь, — предложила Жабита.

С громким кваканьем она радостно плюхнулась в ручей. Мы с пони опустились на колени, наклоняясь к воде…

Я проснулся, едва лишь прохладная свежесть воды коснулась моих губ. Я лежал на своей постельке, к моему изголовью склонялся доктор Иолли с чашкой в руке.

Вокруг стояли мои друзья и папа с мамой.

Просыпаясь, я слышал их изумленный шепот, но он утих, стоило мне открыть глаза.

— Он здоров! — тихо сказал кто-то.

Я улыбнулся, с удивлением глядя на бледные, но радостные лица. Я хотел немедленно начать рассказывать о своих невероятных приключениях, но вдруг со стола, на котором стояла миска, донеслось…

— Жабита! — вскрикнули мои друзья.

Принц Инго всплеснул руками и бросился к столу. Он едва открыл рот, чтобы поздравить лягушку со счастливым пробуждением, как снизу, со двора, раздалось пронзительное тонкое ржание.

Доктор Иолли, Миллу, странник, Лен и Анэ побежали к окну, чтобы посмотреть на живого и веселого пони Подарка.

— А я? — крикнул я, потому что и мне хотелось увидеть светлеющий двор и синее небо, и белые башни замка, за которыми уже занимался рассвет…

Мои родители по-прежнему стояли у моей постели. Они вдвоем взяли меня на руки и поднесли к окну.

Утренний ветер коснулся наших лиц. Он принес нам новую весть из-за древних ворот, с сумеречных холмов спящей страны. Мы услышали тихий серебряный шелест.

Я узнал этот голос: так пел юный ручей, прыгая со скалы.

— Король вернулся! — крикнул я, протягивая руки навстречу ветру.

Радостный смех порхнул по комнате, но тотчас умолк. В тот час для моих друзей отраднее были слезы.

Никто не отирал их. Слезы лились и высыхали на ветру, а зов источников звучал все звонче и смелее. Заря золотыми крыльями обняла ликующий мир.

Еще миг — и над краем небес покажется солнце.

Замерев в ожидании, мы стояли и слушали, как поет, встречая утро, расцветающая земля.

О admin

x

Check Also

Чан или кран

Один из постоянных читателей Матрон.Ру прислал нам эту курьезную крещенскую историю, приключившуюся сегодня с ним и его мамой. Не могли не поделиться! «Ходил сегодня за святой водой. Отправился в новый ...

Cемейное путешествие: Саки – прохлада моря, жар степи и лечебные грязи

Саки – небольшой курортный городок неподалеку от Евпатории, прославившийся благодаря одноименному грязевому озеру. Это одно из самых приятных и в то же время доступных мест отдыха в Крыму. Мы поехали ...

Цена жизни

… Из-за разобщенности у жителей мегаполиса появляются новые представления о том, кого считать своим ближним. Хорошо, что родственники, друзья еще продолжают восприниматься как ближние. А соседи в большом городе уже ...

Цель, которой страшно достигнуть

Когда девушки жалуются, что у них не получается выйти замуж, я начинаю их расспрашивать: а расскажите, пожалуйста, какая, на ваш взгляд, жизнь должна начаться у вас после свадьбы? Что изменится ...

Cемейное путешествие: озера и костелы Беларуси

Найти информацию об интересных и удобных для семейного отдыха местах России или ближнего зарубежья порой труднее, чем о заграничных курортах. Предлагаю рассказ о прошлогодней поездке в один из национальных парков ...

Царский путь с вербами в руках

Приближается праздник Светлого Христова Воскресения — Пасха. Формально – закончился Великий пост, еще в пятницу. Всего неделя осталась до того момента, когда православные будут приветствовать друг друга радостным восклицанием: «Христос ...

Быть собой нельзя измениться

Мы живем в обществе людей, нацеленных на успех. И все пытаемся этому соответствовать, зачастую даже не осознавая. С детства в нас загружаются образы успешных людей, героических поступков, недюжего ума, причем ...

Бывают странные сближенья…

Христианская Церковь знает множество «парных» святых. Это и супруги Петр и Феврония, и братья Борис и Глеб или Кирилл и Мефодий, и даже не знакомые друг с другом при жизни ...

Бюджетный вопрос

Совсем недавно, в отпуске, за ужином в прибрежном ресторанчике, мы случайно услышали разговор сидящих за соседним столиком супругов-итальянцев с двумя детьми. В память мне особенно врезалась его раздраженная фраза: «У ...

Быть слабой

Сегодня речь пойдёт вот о чём… Хотя, всё по порядку. Читая Роберта Рождественского: Будь, пожалуйста, послабее. Будь, пожалуйста. И тогда подарю тебе я чудо запросто. И тогда я вымахну — ...

Быть родителем для самого себя

На днях я стала думать о людях из своего прошлого, и передо мной всплыли воспоминания об одной интересной личности. Итак, была у меня удивительная знакомая… нет, конечно, она и сейчас ...

Быт или не быт – вот в чем вопрос

Снова наступил февраль, открыв сезон семейного и корпоративного празднования и поисков подарков. Опять Интернет пестрит шутками на тему того, как «мужчины ждут очередной шампунь на 23 февраля, а женщины – ...

Бывают ли всезнающие и непогрешимые родители

Мы продолжаем публиковать отрывки из книги «Мама, перестань читать нотации! И ты, папа, тоже!» греческого педагога и организатора «школы родителей» Кики Дзордзак а ки-Лимбероп у лу, перевод которой выполнен монахиней ...

Быть для всех светильником

Гаснут последние огни, погружающегося во мрак большого города. Всю землю словно окутала тьма. День великого Праздника не властен над умами и сердцами людей, которые пребывают в недоумении и ощущении бессмысленности ...

Бывает ли белой зависть, или Лимонад из очень кислых лимонов

Завистливый человек причиняет огорчение самому себе, словно своему врагу. Не знаю, бывают ли люди, ни разу не переживавшие муки зависти. Но, несмотря на распространённость этого чувства, о зависти не принято ...

Был в темнице – и вы посетили Меня

Святая Анастасия Узорешительница – еще одна девица из сонма христианок-мучениц 3-4 веков. Знатная римлянка, умница-красавица, девственница и олицетворение кротости и стойкости одновременно. Однако есть в ее житии нечто, что не ...

Рейтинг@Mail.ru