Главная 16 Женские штучки 16 Заседание 114

Заседание 114

Заседание 114

— Инго, мой Инго, — бормотала тетушка Миллу, обнимая вернувшегося принца.

Он сидел напротив меня. Я совсем замерзал, но все-таки с любопытством разглядывал моего дядю.

Он мне понравился. Даже очень. У него было красивое лицо, темные волосы и очень добрые глаза.

Еще я видел, что принц Инго до смерти устал и до смерти счастлив. Он обнимал тетушку Миллу и даже гладил ее по голове, но смотрел он при этом на меня.

— Я даже не знаю, как тебя зовут, — вздохнул он наконец.

Я растерялся. Я тоже этого не знал.

— Инго, у малыша нет имени, — сказала тетушка Миллу, — видно, отцу было недосуг назвать его, а мать…

Они оба вздохнули.

— Ну, не беда, — улыбнулся мой дядя, — мы выберем тебе имя…

Он отпустил Миллу и протянул руки ко мне. Я охотно принял приглашение и забрался к нему на колени.

— Миллу! — воскликнул принц. — Да он же совсем мокрый!

Миллу ахнула и засуетилась. Она стянула с меня промокшую одежду, а Инго снял свой теплый плащ и укутал им меня. Но теплее мне почему-то не стало…

— Миллу, нам бы поспешить, — озабоченно проговорил дядя, трогая мой лоб.

— Я пить хочу, — пожаловался я.

Я помню, как мы доехали до замка. Я помню, как дядя Инго вынес меня из кареты.

Я, как во сне, помню широкий темный двор и спешащих навстречу друзей, я помню их радостные голоса… А потом все это кануло в темноту, и в ней были только жажда и жар.

Потом мне сказали, что я болел всего три дня. Мне казалось, что я болел целую вечность. Я мучился, а доктор Иолли ничего не мог сделать.

Я метался на своей постельке и зачем-то требовал, чтобы мне дали Жабиту.

— Лягушечку… лягушечку… — бормотал я.

Кто-то — мне казалось, что дядя Инго — брал меня за руки и клал мне на ладошку что-то холодное… Но я пугался и начинал плакать… Потом я так обессилел, что и плакать не мог. Потом на меня начал опускаться какой-то черный, печальный туман, мне стало холодно и спокойно… А потом я проснулся.

Я открыл глаза. В комнате было темно: очаг и свечи погасли.

Но в окна лился прозрачный, прохладный свет. Я взглянул на небо: оно было дымчато-серым, и лишь одна звезда все еще сияла над восточной башней.

Я удивился и, приподнявшись на постели, посмотрел вокруг.

Мои друзья спали. Доктор Иолли прикорнул у моего изголовья.

Тетушки Миллу и Анэ дремали у очага. Лен свернулся в уголке.

Рядом с ним тихонько похрапывал странник. Дядя Инго заснул около Жабитиной миски… А в изножье постели сидели еще двое.

Они тоже спали, обнявшись. Это были мой отец и моя мать.

Я чуть не засмеялся, глядя на них. Я был так рад, что, наконец, поправился!

Я подумал, как все обрадуются, когда проснутся и увидят, что я здоров! Но будить их мне не хотелось. Я сидел, глядя в незнакомое светлое небо, и мне казалось, что вскоре должно произойти нечто удивительное…

— Ну, чего ты сидишь? — неожиданно, откуда ни возьмись, раздался странный скрипучий голосок. — Вставай, идем скорее!

Я вздрогнул от изумления и посмотрел на миску. На ее краю, блестя мокрой спинкой, сидела лягушка Жабита.

— Ой, ты проснулась! — обрадовался я.

— Поторопись, — квакнула она в ответ, — время не ждет!

Я не стал ни о чем расспрашивать. Я проворно сбросил одеяло и увидел, что я одет, как для далекого путешествия.

На мне были даже плащ и сапоги.

— Скорее на конюшню, — велела Жабита.

Я взял ее в руки и тихо вышел из комнаты.

Я шел по широким лестницам и узким переходам, и мой путь озарял все тот же чистый голубоватый полусвет. Он струился сквозь высокие окна залов, и далекие своды потолков появлялись у меня на глазах, а каменные цветы и звери, казалось, тихо дышали во сне.

— Скоро проснутся и они, — таинственно проквакала Жабита, — скоро, скоро все изменится.

Мы вышли во двор, и я ахнул, невольно взглянув вверх. Впервые я смог различить высоко в небесах темные шпили башен.

Жабита торопила меня. Я побежал к конюшне.

Там тоже все спали. Ветер, Дымка, их подружки и еще две лошади из отцовской конюшни неподвижно стояли в своих стойлах, свесив морды и закрыв глаза.

Мне показалось, что весь мир объят сном, и на целом свете бодрствуем только мы с Жабитой… Но вдруг из крайнего стойла раздалось приветственное фырканье.

— Наконец-то! — сказал, увидав нас, пони Подарок. — Я уже хотел было уйти без вас.

— Далеко бы ты ушел без мальчика, — квакнула Жабита.

— Я пошутил, — ответил Подарок, — эй, давай, садись, поехали!

Я замешкался, не зная, куда девать лягушку, но вдруг обнаружил, что у меня на шее висит кожаная сумочка Подарка. Усадив в нее Жабиту, я забрался на спину пони.

В последнее время Подарок сильно исхудал, и сидеть на нем было не очень-то удобно.

— А ведь когда-то у меня были и седло, и уздечка, — вздохнул пони, — они, наверное, были такие красивые! Жаль, что я никогда их не видел.

Я пожалел его и пообещал, что мы обязательно купим ему новое снаряжение.

— И попонку, — потребовал пони, — голубую, с серебряными звездочками… И еще невесту, — добавил он, поразмыслив, — красивую и смирную. И чтобы не кусалась, а не то наши жеребята тоже будут кусачими, и их станут дразнить Вреднозубами…

— А я хочу пруд, — высунулась из сумочки Жабита, — где-нибудь здесь неподалеку. И чтобы там жили лягушки: я люблю петь хором по вечерам…

Я пообещал и это, хотя не имел никакого понятия о том, что такое вечера.

— Вот это по-королевски! — одобрил мои обещания пони Подарок.

Он радостно тряхнул гривой и, громко топая по каменному полу, вышел из конюшни.

Во дворе по-прежнему властвовал сонный серебряный полумрак. Стук копыт гулко отразился от высоких стен.

Подарок вышел за ворота, и я впервые ясно разглядел холмы и долины Каллистэ — голые, печальные, безмолвно дремлющие под сенью серых небес.

Пони остановился, глядя вдаль… Неожиданно слабый ветерок коснулся моего лица. Пони поймал носом легкую свежую струйку и фыркнул.

— Ветер с запада, — сказал он, — раньше он был злым, а тепер — попутный… Скоро все изменится.

Мы спустились с моста, перешли большой каменный мост за ним я увидел несколько дорог. Пони свернул на восточную.

— Путь у нас будет долгий, — проговорил он, топая шагом по старым камням, — эй, Жабита, может быть, ты нам что-нибудь расскажешь?

— Могу рассказать все с самого начала, — отозвалась лягушка.

— Давай, — кивнул Подарок, — ведь мальчик ничего не знает…

И Жабита начала рассказ с того, как однажды ранним утром она вынырнула из родного пруда и поскакала к старому замку, торопясь попасть на урок.

Никогда в жизни я не слыхал такой необычной истории. Вскоре я перестал видеть скучную пустую дорогу: вокруг меня под небывалым, ярко-синим небом волновались густые зеленые травы королевства Илиантэ, а в зените жарко сияла чудесная звезда из моих странных снов. Я видел мчащуюся по дороге карету, смотрел, как мой отец сражается с непрошеными гостями, как его догоняет отряд черных всадников, впереди которого скачет мой дядя Инго.

Я видел стройные сосны у границ Каллистэ, я видел белый замок, омраченный тяжестью туч я побывал в Эффре и в маленькой деревенской гостинице. Я шагал по дороге следом за тележкой, в которой сидела маленькая Анэ, и слушал смешные побасенки студента Иолли…

Заседание 114

Вдруг я почувствовал, как кто-то положил руку мне на плечо. Я поднял голову.

Рядом со мною шел молодой человек. Все вокруг называли его Иваром.

Он молча смотрел на меня ясными синими глазами. Я был рад, что он меня видит. Мне было не очень приятно чувствовать себя невидимкой.

И я был рад, что меня увидел именно он. Я самозабвенно таращился на прекрасного путешественника, очарованный его спокойным величием, простотою одежд и кротостью взгляда.

— Здравствуйте, Ваше Величество, — сказал, слегка наклонясь ко мне, Ивар, — вот мы и встретились, наконец…

Мне стало грустно. Очевидно, меня приняли за кого-то другого. Значит, Ивар ждал не меня…

— Я не величество, — грустно сказал я.

Но мой дивный спутник лишь улыбнулся в ответ на мои слова.

— Пока еще нет, — согласился он, — но скоро все изменится. Поспеши…

— Чего ты там бормочешь? — недовольно проворчал пони, и я очнулся, снова оказавшись на темной дороге посреди пустых холмов Каллистэ. — Тебе что, не нравится Жабитина история?

Я удивился и ответил, что наоборот — очень нравится.

— Тогда зачем ты говоришь поспеши? — продолжал возмущаться пони.

— Это не я сказал, — сказал я.

— Будто я глухой! — буркнул пони. — Я прекрасно слышал, как ты сказал поспеши!

— Ладно, хватит спорить, — квакнула Жабита, — вы будете слушать дальше, или нет?

— Будем! — дружно сказали мы с Подарком.

И история продолжалась. Мы въехали в красивую и многолюдную Интэллу.

Я гулял по старинному парку, с любопытством разглядывая странных людей в черных масках. Я знал, что они плохие, но не боялся: ведь это происходило давным-давно.

В особенно страшных местах рассказа я закрывал глаза. Поэтому я не увидел ни кровавого побоища на Главной Площади, ни того, как люди в черных масках громили наш уютный дом.

На Черного Рыцаря я тоже побоялся смотреть, да и тюрьму мне не захотелось разглядывать.

Я открыл глаза, лишь услыхав о маленьком лесном городе. Я очутился на узкой улочке между старинных каменных домов. Я поглядел вверх — над крышами ярко сияло голубое небо.

Я опустил голову и увидел перед собою нарядного мальчика и девочку-замарашку в большом кожаном фартуке. Кудрявый синеглазый мальчик улыбнулся мне, как старому другу, но промолчал.

— Наконец-то мы тебя встретили, — сказала девочка, — идем скорее.

Дети взяли меня за руки, и мы побежали.

Мы бежали по узким прохладным улочкам. Иногда я поднимал голову, чтобы еще раз полюбоваться на яркую голубизну небес, и краем глаза ловил ясный взгляд синеокого мальчика, с улыбкой смотревшего на меня.

Вскоре мы очутились перед городскими воротами. Я увидел невысокую городскую стену, и мой взгляд потерялся в сияющей над нею синеве небесных далей. Мое сердце замерло.

Я почувствовал, что за древней стеной скрывается тайна и разгадка всех историй мира. Об этом говорили мне бездонные небеса и улыбки двоих детей, державших меня за руки.

— Закрой глаза, — сказала девочка, — сейчас ты увидишь Каллистэ.

Я послушался и осторожно направился вперед, куда вели меня мои неизвестные друзья.

Они вывели меня за ворота: легкая тень коснулась моих опущенных век, когда мы проходили под аркой. Еще шаг…

Свет и ветер — вот, что я запомнил, и вспоминаю с тех пор из года в год, когда стужу зимнего сна внезапно озаряет ослепительный день, и радостный вздох весны будит зябкую землю. В этом зове уже звучат все песни июня все его тепло и все счастье несут сильные струи небесных рек. Но кто, придя к осени, не понимает, что этот день был ярче самого лета, и что самым прекрасным в жизни по-прежнему остается обещание?

Но я знаю: однажды оно сбудется, и радостный ветер, коснувшись земли, не умрет… а я смогу, наконец, открыть глаза.

Ибо тогда, в моем чудесном сне, я упал на землю, прижав ладошки к лицу.

— Что же вы, государь? – услыхал я сквозь победную песню могучего ветра, — вставайте, посмотрите вокруг.

Я узнал голос Ивара.

— Не заставляй его, мой король, — промолвила в ответ неизвестная мне, но, наверное, прекрасная женщина, — даже я боюсь ослепнуть, а он еще слишком мал.

— Отдай ему Слезу Солнца, королева, — сказал Ивар.

Внезапно я почувствовал, что остался один. Что-то ласково грело мой затылок.

И ветер больше не грозил унести меня прочь с маленькой, как мячик, Земли: он нежно касался меня теплыми крыльями. Страх начал отступать.

Я услыхал скрип деревьев, почуял прохладный запах леса — и еще что-то нежно благоухало прямо перед моим лицом.

Я открыл глаза и увидел цветок: настоящий, не каменный. Рядом покачивался еще один… и еще, и еще. Я огляделся.

Лесная полянка, окруженная невиданными деревьями, чьи серебристые стволы уходили куда-то в небо, сплошь заросла цветами. Золотистый свет лился с небес.

Где-то журчала вода.

Я давно хотел пить и радостно устремился на этот звук.

Посреди поляны, среди густой травы я обнаружил озерцо. Студеная вода тихо колыхалась, поднимаясь с каменного дна.

Я попил и стал любоваться на свое отражение. Мое лицо забавно покачивалось на мелких волнах.

И вдруг рядом с моим в озерце появилось другое отражение. Я увидел лошадь — серебряную лошадь с алыми глазами.

Я поднял голову от воды: над озерцом стоял огромнейший и прекраснейший из виденных мною коней. Конь смотрел на меня и плакал большими алыми слезами, и у его копыт появлялись маленькие белые цветы и красные ягодки.

Я не знал, о чем плакал удивительный конь, но мне так захотелось утешить его! Я знал, что лошади любят хлеб, но, пошарив по карманам, я не нашел ни кусочка. Зато у меня в руке откуда ни возьмись оказался ярко-желтый прозрачный камень, похожий на слезу… или на леденец.

Огромный конь взглянул на него и перестал плакать. Я вздохнул и — так уж и быть! — протянул камень коню.

Конь осторожно, теплыми губами, взял с моей ладони подарок и, кивнув серебряной головой, отошел от родника. Я смотрел, как он удаляется, и мне было грустно.

Я вздохнул и вдруг увидел, как из-за деревьев на поляну неспешно выходят диковинные звери. Они появлялись бесшумно, как тени: лошади, единороги, быки, львы, вепри — и тихо проходили мимо, кивая мне головами, и шли следом за серебряным конем.

Я узнал их, как прежде узнал цветы.

О admin

x

Check Also

Быт или не быт – вот в чем вопрос

Снова наступил февраль, открыв сезон семейного и корпоративного празднования и поисков подарков. Опять Интернет пестрит шутками на тему того, как «мужчины ждут очередной шампунь на 23 февраля, а женщины – ...

Бывают ли всезнающие и непогрешимые родители

Мы продолжаем публиковать отрывки из книги «Мама, перестань читать нотации! И ты, папа, тоже!» греческого педагога и организатора «школы родителей» Кики Дзордзак а ки-Лимбероп у лу, перевод которой выполнен монахиней ...

Быть для всех светильником

Гаснут последние огни, погружающегося во мрак большого города. Всю землю словно окутала тьма. День великого Праздника не властен над умами и сердцами людей, которые пребывают в недоумении и ощущении бессмысленности ...

Бывает ли белой зависть, или Лимонад из очень кислых лимонов

Завистливый человек причиняет огорчение самому себе, словно своему врагу. Не знаю, бывают ли люди, ни разу не переживавшие муки зависти. Но, несмотря на распространённость этого чувства, о зависти не принято ...

Был в темнице – и вы посетили Меня

Святая Анастасия Узорешительница – еще одна девица из сонма христианок-мучениц 3-4 веков. Знатная римлянка, умница-красавица, девственница и олицетворение кротости и стойкости одновременно. Однако есть в ее житии нечто, что не ...

Быть только мамой

«А ты открыла свой бизнес в декрете?» — сурово спрашивает интернет. «После рождения ребенка я стала дизайнером, нашла свое призвание и отлично зарабатываю». «У меня трое детей, я пеку пироги ...

Быть отцом дочери: 10 вещей, о которых нас не предупредили

Обычные люди имеют тенденцию превращаться в каких-то безумных предсказателей, когда узнают, что вы ждете ребенка. В моем случае пророки вываливали на меня тонны информации относительно того, что значит быть отцом, ...

Быть бабушкой

Мой внук Гоша родился восемь лет назад, а кажется, будто вчера. Его, упитанного карапуза (весил четыре килограмма), принес в палату из родильного отделения мой зять. Потом появился детский доктор. Пока ...

Быть мамой аутиста

Олегу 9 лет. У него серые глаза, светлые волосы и чудесная улыбка он любит бегать, лазать и плавать, любит сыр, огурцы и шоколадную пасту «Нутелла», сказки А. С. Пушкина и ...

Быть родителем

В семье родился малыш. Родился и вместе ни с чем несравнимой радостью принес множество вопросов. Что это за существо, так похожее на меня и одновременно совсем другое? Поймем ли мы ...

Быть мамой мальчика

Я мама мальчика. Помимо родного у меня есть еще два крестных сына. Мальчишек люблю очень. Мне с ними намного интересней, чем с девочками (допускаю, что до тех пор, пока не ...

Были вместе 53 года и умерли в один день

С праздником! А хотите я вам быль расскажу? Это краткая история. Началась она в 1964 году, когда поженились Анатолий и Татьяна. В 1991 году переехали жить в Канаду, получили гражданство, ...

Будут ли вам помогать взрослые дети

Недавно в сети прочитала длинное обсуждение о том, что как ни воспитывай детей, вырастают они неблагодарными. И помощи от них не дождешься. И на просьбы они реагируют неохотно. И вообще, ...

Бусинки из личных воспоминаний на день Петра и Павла

Праздники… С детства помню и люблю Новый год, 8 марта, День Победы.. Потом к ним прибавились Рождество и Пасха. Такой вот очень банальный на самом деле набор любимых праздников. Самые ...

Будущие родители занимаются совсем не тем»

Женщины, ожидающие рождения ребенка, зачастую понимают подготовку к его рождению в основном как закупку пеленок-распашонок-подгузников, выбора самой удобной коляски, самой красивой кроватки… А когда ребенок рождается, оказывается, что наличие красивой ...

Булочка в постель

Леди Джоан […] засмеялась. — О, Хэмп, будем ли мы счастливы снова? — Мне кажется, — сказал он, глядя на море, — что это зависит от Провидения. — Скажите еще ...

Рейтинг@Mail.ru