Главная 16 Женские штучки 16 Заседание 106

Заседание 106

Заседание 106

Я люблю сидеть дома и страстью к путешествиям не отличаюсь. Страсти у меня другие, и их много, но для их удовлетворения необходимо именно сидение дома.

К теме сегодняшнего заседания это не имеет никакого отношения, пишу просто на случай, если кто решит, что меня нужно срочно спасать от моей скучной доли.

Что имеет отношение к сегодняшней теме — так это отсутствие у меня, в силу указанной причины, большого опыта пребывания за границей. А тот опыт, который имеется, ограничен славной Черногорией в количестве трёх заездов, то есть залётов.

Впрочем, по свидетельствам более опытных в заграничных турне людей, Черногория практически не отличается от прочей Европы в отношении того аспекта человеческого бытия, о котором я сегодня хочу поговорить.

Начну с наглядного.

Сижу я как-то раз в любимой кондитерской на улице Бечичска плажа, смотрю на море, жду, когда мне принесут мою любимую крем-питу, которую я почему-то больше нигде не видела. (Крем-пита — это как наш Наполеон, если представить, что в него забыли положить побольше теста и поменьше крема.) Плетёные стульчики не слишком ровно стоят на брусчатке. Одно неловкое движение — и упс: спинка моего стула весьма ощутимо ударяется о спинку стула старушки, сидящей за соседним столиком.

В мгновение ока я внутренне напрягаюсь, привычно готовясь выслушать некоторое количество диагнозов и прочувствовать некоторое количество законного раздражения жертвы моей неосторожности.

— Oh, I’m sorry! — прикидываюсь я в надежде, что соседка ещё не успела меня рассмотреть и признать во мне соотечественницу. Потому что хоть я и виновата, но огребать мне не хочется.

— Oh, don’t worry, I’m okay, — искренне улыбается мне бабулечка, которую я тоже до этого не успела разглядеть и которая оказалась, вероятнее всего, немкой или француженкой.

Мы обе с подчёркнутой доброжелательностью переустанавливаем наши стулья таким образом, чтобы в дальнейшем не причинять друг другу неудобств. Ещё раз обменявшись улыбками, мы возвращаемся к созерцанию бухты и ожиданию неторопливых черногорских официантов.

После кофе, купанья, ещё одного кофе в другом ресторанчике и разнузданной пляжной фотосессии мы с мамой идём в супермаркет за ракией. Та стограммулечка, которую мы купили позавчера, уже выпита, а пара глотков перед чорбой очень повышает наш хронически плохой аппетит.

Однако заказывать стопку в ресторане невыгодно: за пять евро, которые с нас возьмут за два глотка, в магазине можно купить три бутылочки.

Наша медитация перед полкой с алкоголем (стограммовой Дуни нет, брать Сливовицу или в другой магазин пойти?) обрывается самым удивительным для этих мест образом. Две энергичные дамы оттирают нас в сторону, и до моего слуха доносится родное:

— Блин, а как нам сюда надо, так тут сразу толпа!

Фраза произносится себе под нос и как бы безадресно, но с непременной целью достичь ума и сердца слушателей.

Я на всякий случай оглядываюсь, дабы уточнить. Конечно, супермаркет в Рафаиловичах не поражает воображение своими размерами. Но если учесть, что на данный момент нас в нём всего шесть человек, двое из которых — кассиры…

— Let’s go then, — говорю я маме, которая за границей впервые, но за несколько дней уже успела, судя по её удивлённому лицу, напрочь забыть о российских реалиях, — we’d better look for it at some other place.

Улыбнувшись во все виниры (о которых я давно мечтаю) нашим компатриоткам — они срочно сделали вид, будто очень нам рады, — я хватаю маму (поскольку она хорошо знает немецкий, но английский знает чуть хуже, чем я, то есть не знает вообще, и поэтому вот-вот скажет переведи!) и утаскиваю прочь.

Едем по стрёмному черногорскому серпантину на раздолбанной Нексии времён гражданской войны. За рулём раритета — Мирослав, хозяин нашей гостиницы, куда, мы собственно, и направляемся. Дорожный знак сообщает нам, что на данном участке дороги нельзя превышать скорость 60 км/ч.

На мой взгляд хватило бы и половины… Этот взгляд, похоже, кто-то разделяет: перед нами внезапно образовалась процессия из нескольких авто, ползущих с торжественностью катафалков. Доезжая до знака обгон разрешён (они тут все психи), партнёры по движению обгоняют красненький автомобильчик и газуют дальше вверх и дальше вглубь.

Миро готовится совершить тот же манёвр, но тут безопасный участок заканчивается.

Мы ползём за красным автомобильчиком. Я по привычке пытаюсь разглядеть, какой козёл создаёт дурацкую ситуацию на дороге. Даже Миро слегка напрягается, но потом облегчённо вздыхает:

Поняв причину, он немедленно теряет всяческий интерес к скорости собственного передвижения и прочим экзистенциальным данностям заодно. Я искренне пытаюсь поступить так же, но дальше ехидного пожелания хорошего мужа и двадцать погодков, чтобы за руль ей больше было некогда и незачем дело не идёт.

И ведь я не на работу опаздываю, да и вообще никуда не опаздываю, а пейзаж вокруг такой, что его грех промахивать даже с такой скоростью…

Тут поневоле задумаешься: чё за нафиг?!

Но я, как обычно, не задумываюсь.

Много позже, в родной столице, пытаюсь ехать туда, куда нам надо, сквозь табун любителей поворачивать направо из крайнего левого ряда сквозь три сплошных. Забывая о поворотниках, народ не забывает, однако, нервно бибикать на окружающих. Муж вопрошает Вселенную:

— Ну почему все вокруг такие уроды?!

Меня терзает тот же вопрос. Я не вожу машину, но штурманское место — то ещё удовольствие. Сколько раз за этот день моя нога в панике искала несуществующую педаль тормоза… И ведь воскресенье!

С вероятностью до 90% более 90% едущих едут не на работу и вообще не в те места, куда можно опоздать. Мы, например, просто возвращаемся домой из супермаркета.

То есть мы тоже никуда не спешим.

Но мы-то не нарушаем! А если и нарушаем, то просто потому, что вокруг все козлы и они нас достали!

Заседание 106

Ю. Пименов Новая Москва, 1937 г.

Я отверзаю уста свои, дабы в очередной раз изречь нечто о всеобщей невоспитанности, национальном постсоветском хамстве и прочих очевидных вещах.

Но изрекаю почему-то совсем другое.

Впрочем, со мною так часто: хочу сказать одно, а начинаю говорить — и узнаю много нового, в том числе и о себе самой.

— Ну вот скажи, если ты человек ни разу не тренированный, ты сможешь правильно повести себя в стрессовой ситуации? Например, кто-то захочет тебя ударить, скажем, кулаком, скажем, в лицо.

Ты зажмуришься и отшатнёшься, просто потому что сработает инстинкт. То есть поведёшь себя, с точки зрения тактики и стратегии, наихудшим образом.

И даже если ты знаешь, что действовать нужно с точностью до наоборот (а ещё и с линии атаки уйти), то без многолетних тренировок твоё знание всё равно останется бесполезным, и по физиономии ты таки получишь как следует.

Ну и вот. Я не буду рассуждать о том, как и почему случилось то, что мы все здесь, в этой стране и в этом городе особенно, находимся в постоянном стрессе. И, соответственно, ведём себя наихудшим образом, поскольку мы не тренированные.

Да, многие из нас ходят на всякие полезные фитнесы вроде фехтования, но увы: чтобы полученные в зале навыки сопровождали нас по жизни дальше раздевалки, нужно этим жить. А мы?

Вышли — забыли.

С церковью, кстати, — ровно та же ерунда. Только в церкви мы ведём себя максимум так же, как на айкидо, а обычно — гораздо хуже, потому что… А знаешь, мы ведь цели не видим!

То ли оттого, что в стрессе никто не видит дальше своего носа (если не тренированный), потому что в состоянии паники угол зрения у человека резко сужается, и мы становимся как зашоренные[1], и если стресс постоянный… То ли зависимость обратная, и мы в стрессе, потому что потеряли цель. Не знаю, почему, но мы ведём себя, как блондинки на стрельбище: перед выстрелом обязательно надо отвернуться от мишени, зажмуриться и завизжать… Теоретически попасть в мишень можно, конечно, но, скорее всего, будут жертвы среди окружающих.

Так оно и происходит.

Мы здесь все поголовно напряжены и испуганы. Хронически. Большинство из нас это знает.

И оно знает, что надо успокоиться и расслабиться, быть более внимательными к себе и к миру, больше размышлять, больше узнавать и посредством этого брать под контроль эмоции и так далее. Только при этом оно, большинство, уверено, опять же, что для достижения всего этого нужно куда-то переехать. или заработать много денег. или ещё что-нибудь. Вот если бы у меня была домработница, или вот если бы я был гендиректором банка, или если бы все кругом не были такими козлами… Но думать, что смена места жительства или других внешних обстоятельств сделает нас спокойными и свободными — всё равно что надеяться на то, что, купив рояль и переехав в Зальцбург, мы немедленно станем моцартами.

Тренироваться надо.

Окончив дозволенные речи, я с изумлением умолкла, пытаясь осознать сказанное. Муж тоже молчал.

Козлы на дороге не то чтобы рассосались, но ехать стало легче.

Да кто ж его знает, почему…

[1] Шоры — дополнительные детали уздечки, ограничивающие угол зрения лошади. — прим. автора

О admin

x

Check Also

Чан или кран

Один из постоянных читателей Матрон.Ру прислал нам эту курьезную крещенскую историю, приключившуюся сегодня с ним и его мамой. Не могли не поделиться! «Ходил сегодня за святой водой. Отправился в новый ...

Cемейное путешествие: Саки – прохлада моря, жар степи и лечебные грязи

Саки – небольшой курортный городок неподалеку от Евпатории, прославившийся благодаря одноименному грязевому озеру. Это одно из самых приятных и в то же время доступных мест отдыха в Крыму. Мы поехали ...

Цена жизни

… Из-за разобщенности у жителей мегаполиса появляются новые представления о том, кого считать своим ближним. Хорошо, что родственники, друзья еще продолжают восприниматься как ближние. А соседи в большом городе уже ...

Цель, которой страшно достигнуть

Когда девушки жалуются, что у них не получается выйти замуж, я начинаю их расспрашивать: а расскажите, пожалуйста, какая, на ваш взгляд, жизнь должна начаться у вас после свадьбы? Что изменится ...

Cемейное путешествие: озера и костелы Беларуси

Найти информацию об интересных и удобных для семейного отдыха местах России или ближнего зарубежья порой труднее, чем о заграничных курортах. Предлагаю рассказ о прошлогодней поездке в один из национальных парков ...

Царский путь с вербами в руках

Приближается праздник Светлого Христова Воскресения — Пасха. Формально – закончился Великий пост, еще в пятницу. Всего неделя осталась до того момента, когда православные будут приветствовать друг друга радостным восклицанием: «Христос ...

Быть собой нельзя измениться

Мы живем в обществе людей, нацеленных на успех. И все пытаемся этому соответствовать, зачастую даже не осознавая. С детства в нас загружаются образы успешных людей, героических поступков, недюжего ума, причем ...

Бывают странные сближенья…

Христианская Церковь знает множество «парных» святых. Это и супруги Петр и Феврония, и братья Борис и Глеб или Кирилл и Мефодий, и даже не знакомые друг с другом при жизни ...

Бюджетный вопрос

Совсем недавно, в отпуске, за ужином в прибрежном ресторанчике, мы случайно услышали разговор сидящих за соседним столиком супругов-итальянцев с двумя детьми. В память мне особенно врезалась его раздраженная фраза: «У ...

Быть слабой

Сегодня речь пойдёт вот о чём… Хотя, всё по порядку. Читая Роберта Рождественского: Будь, пожалуйста, послабее. Будь, пожалуйста. И тогда подарю тебе я чудо запросто. И тогда я вымахну — ...

Быть родителем для самого себя

На днях я стала думать о людях из своего прошлого, и передо мной всплыли воспоминания об одной интересной личности. Итак, была у меня удивительная знакомая… нет, конечно, она и сейчас ...

Быт или не быт – вот в чем вопрос

Снова наступил февраль, открыв сезон семейного и корпоративного празднования и поисков подарков. Опять Интернет пестрит шутками на тему того, как «мужчины ждут очередной шампунь на 23 февраля, а женщины – ...

Бывают ли всезнающие и непогрешимые родители

Мы продолжаем публиковать отрывки из книги «Мама, перестань читать нотации! И ты, папа, тоже!» греческого педагога и организатора «школы родителей» Кики Дзордзак а ки-Лимбероп у лу, перевод которой выполнен монахиней ...

Быть для всех светильником

Гаснут последние огни, погружающегося во мрак большого города. Всю землю словно окутала тьма. День великого Праздника не властен над умами и сердцами людей, которые пребывают в недоумении и ощущении бессмысленности ...

Бывает ли белой зависть, или Лимонад из очень кислых лимонов

Завистливый человек причиняет огорчение самому себе, словно своему врагу. Не знаю, бывают ли люди, ни разу не переживавшие муки зависти. Но, несмотря на распространённость этого чувства, о зависти не принято ...

Был в темнице – и вы посетили Меня

Святая Анастасия Узорешительница – еще одна девица из сонма христианок-мучениц 3-4 веков. Знатная римлянка, умница-красавица, девственница и олицетворение кротости и стойкости одновременно. Однако есть в ее житии нечто, что не ...

Рейтинг@Mail.ru