Главная 16 Женские штучки 16 Заседание 100

Заседание 100

Заседание 100

Вот и вечер. Кончились дневные заботы, и снова полтора десятка юных разбойников и разбойниц столпились вокруг моего кресла.

Они хотят услышать сказку. Ох, они еще не знают, что это за мед — быть стариком, они и не подозревают, как устал их бедный дедушка. Ну да ладно: жизнь им еще покажет, что к чему, а вот сказку не расскажет никто, кроме деда.

Так что, перестань кряхтеть, старый пень, — вспоминай, на чем ты остановился вчера.

Впрочем, к чему вспоминать? Прежняя сказка рассказана до конца, и к ней уже ничего не прибавишь.

В самую пору начинать новую.

Новая сказка — новый герой. Им буду я сам.

Когда я появился на свет… Ну вот, уже начал завираться! Ни на какой свет я не появлялся.

Родиться-то я родился, это уж как водится, но, как и до рождения, так и после него меня по-прежнему окружала тьма.

Разве можно назвать светом те жалкие свечки и светильники, которыми мы в ту пору пытались осветить наши печальные жилища? Они лишь слегка разгоняли мрак, который безмолвно глядел в окна наших домов с темных улиц, дремавших под черной пустотою неба.

Родившись, я не застал ни солнца, ни луны, и еще несколько лет видел одни только звезды — далекие и тусклые, как мое нынешнее воспоминание о тех унылых временах.

Впрочем, тогда они не казались мне такими уж унылыми. Я был ребенком и умел радоваться всему, что видел вокруг.

Мои зоркие глаза различали даже самые маленькие звездочки в черном небе, и я часами любовался ими. А порою я видел странные сны.

Мне снилось ярко-синее небо и огромная звезда, сияющая в его зените. Эта звезда была так прекрасна, что просыпался я в слезах и в надежде когда-нибудь увидеть этот сон снова.

Наверное, кроме меня, никто не видел таких снов. Иначе, почему все люди вокруг ходили такие грустные и никогда не поднимали взгляда от земли? Лишь изредка они слегка оживлялись: когда случайно встречали на улице меня.

Прохожие, которые попадались мне навстречу, останавливались и провожали меня странным взглядом. Иногда они даже улыбались… но почти сразу на их лица снова ложилась тень глубокой тоски.

Наверное, так было потому, что я был единственным ребенком в городе.

Город наш назывался Эффра. Он был довольно большой, но не очень многолюдный.

Да и с чего было ему быть многолюдным, если люди в нем не рождались, а только умирали? Находилась Эффра неподалеку от страны со странным названием Мертвая Земля.

Сердитые няньки часто пугали меня, рассказывая, что там, в страшном белом замке, живут ужасные чудовища, которые питаются непослушными мальчиками.

Я не очень-то верил этим россказням. Если бы в Мертвой Земле и в самом деле водились чудовища, то они сожрали бы меня давным-давно.

Ведь я то и дело выводил нянек из терпения и они говорили, что я как раз и есть самый непослушный из всех непослушных мальчиков.

Хотя на самом деле я рос тихим и покорным. Я не причинял никому больших хлопот.

Няньки сердились на меня только за то, что я не засыпал сразу же, как только оказывался в кровати. Когда они, накрыв меня одеялом, собирались отойти от постели, я хватал их за руки, желая, чтобы они немножко посидели рядом и что-нибудь рассказали. Я был согласен даже на сказку про чудовищ — других я все равно никогда не слышал.

Но няньки грозились, что расскажут о моем поведении отцу. Эта угроза действовала безотказно.

Я немедленно закрывал глаза и замирал, боясь пошевелиться.

Отца я боялся гораздо больше, чем чудовищ. Во-первых, потому, что его побаивались слуги.

Во-вторых, потому что я точно знал, что, в отличие от чудовищ, мой отец действительно существует.

Мой отец был так же угрюм и печален, как все люди, которых я знал. На его лице была написана глубокая тоска. При этом он был очень вспыльчив, и я боялся его гнева, хотя на меня отец никогда не сердился.

И все же мне становилось не по себе, когда он смотрел на меня. Его глаза всегда были темны, словно однажды он увидел нечто ужасное и оно навеки осталось перед его взором.

У отца были светлые волосы и немного седая борода. Я думал, что он стар, а ему в ту пору не было и тридцати лет.

Заседание 100

Много лет спустя отец сказал мне, что он был рад, когда я родился. Скажи он это тогда, никто бы не поверил. Тогда никто и представить себе не мог, что он может чему-то радоваться.

Его не радовало даже его богатство.

Да, мой отец был человеком весьма состоятельным. Он держал мастерские, в которых изготавливались лампы, а в те времена это, как вы понимаете, было очень прибыльное дело.

Торговля лампами приносила много денег, поэтому у нас был собственный дом прямо в городе. И не просто дом: позади него имелся двор с двумя чахлыми деревцами и конюшней.

В конюшне жили четыре лошади, на которых ездил отец, и один конь, который был моим другом.

Коня звали Гнедой. Его никогда не запрягали в тележку, и никто, кроме меня, никогда не садился на него верхом. Гнедого не запирали в стойле, а позволяли свободно гулять по двору.

Во дворе мы с ним играли, бегали наперегонки и смотрели на звезды. Гнедой был очень умной лошадью.

Он сам ложился на землю, когда я хотел сесть на него верхом: иначе я ни за что не вскарабкался бы на него, ведь я был совсем маленьким.

Гнедой ни разу не позволил мне упасть, потому что, едва лишь он чувствовал, что я начинаю сползать с его спины, сразу останавливался. Гнедой присматривал за мною лучше всякой няньки.

Он не разрешал мне залезать на деревья и гладить чужих собак. Если только незнакомый пес забредал к нам во двор, Гнедой тотчас прогонял его. Я во всем слушался Гнедого, потому что очень его любил.

Мы расставались лишь на то время, когда меня укладывали спать. Это время считалось ночью.

За ночь я успевал так соскучиться по Гнедому, что, едва проснувшись, снова бежал на конюшню.

Я считал себя очень счастливым человеком. Да и могло ли быть иначе? У меня был дом и друг, единственным моим занятием были игры с Гнедым, а прочих забот я не ведал.

У меня не было ни учителей, ни воспитателей. Меня не мучили ни уроками, ни нравоучениями.

Слуги следили только за тем, чтобы я был сыт. Отец появлялся дома редко и ненадолго: дела отнимали слишком много времени. А мама…

Разумеется, у меня была и мать. Но, вспоминая о ней, я всегда начинал сомневаться в том, что я счастлив.

Я видел ее еще реже, чем отца, хотя мама никогда никуда не уезжала и даже не выходила из дому. Она была заперта в своей спальне. Папа говорил, что она больна.

А слуги, когда он не слышал, называли ее сумасшедшей.

Иногда меня водили к ней. Слуги отпирали дверь, и, войдя в темную комнату, я видел тень прекрасной женщины, неподвижно сидящей у окна.

Я подходил к ней и садился рядом. Я показывал ей на звезды, но она даже не поднимала головы. Я трогал ее за руки — они были холодны.

Я начинал плакать, и тогда моя мать вздрагивала и крепко обнимала меня, словно пытаясь защитить от какой-то неведомой опасности. Но тут вбегали слуги, и мама, испуганно вскрикнув, убегала от меня и забивалась в темный угол.

Если же, на беду, в комнату входил отец, она падала без чувств.

Мне было очень жаль мою бедную маму. Хотя я и плакал каждый раз, когда видел ее, я скучал по ней и хотел бы видеть ее гораздо чаще.

Но отец запретил слугам водить меня к ней: наверно, он боялся, что я тоже сойду с ума. Вряд ли слуги стали бы нарушать его приказы, даже если бы я мог попросить их об этом.

А попросить я не мог. Дело в том, что я почти не умел говорить.

Говорить я не умел потому, что со мной никто не разговаривал. Меня пугали чудовищами и Мертвой Землей, и, кроме этих слов я знал только два: кыш отсюда.

Мой единственный друг был лошадью. Мама либо молчала, либо плакала.

А отец при наших редких встречах только вздыхал и слегка трепал меня ладонью по голове.

Я ни чуточки не страдал от своего недостатка — до тех пор, пока о нем не узнал мой отец.

О admin

x

Check Also

Быть собой нельзя измениться

Мы живем в обществе людей, нацеленных на успех. И все пытаемся этому соответствовать, зачастую даже не осознавая. С детства в нас загружаются образы успешных людей, героических поступков, недюжего ума, причем ...

Бывают странные сближенья…

Христианская Церковь знает множество «парных» святых. Это и супруги Петр и Феврония, и братья Борис и Глеб или Кирилл и Мефодий, и даже не знакомые друг с другом при жизни ...

Бюджетный вопрос

Совсем недавно, в отпуске, за ужином в прибрежном ресторанчике, мы случайно услышали разговор сидящих за соседним столиком супругов-итальянцев с двумя детьми. В память мне особенно врезалась его раздраженная фраза: «У ...

Быть слабой

Сегодня речь пойдёт вот о чём… Хотя, всё по порядку. Читая Роберта Рождественского: Будь, пожалуйста, послабее. Будь, пожалуйста. И тогда подарю тебе я чудо запросто. И тогда я вымахну — ...

Быть родителем для самого себя

На днях я стала думать о людях из своего прошлого, и передо мной всплыли воспоминания об одной интересной личности. Итак, была у меня удивительная знакомая… нет, конечно, она и сейчас ...

Быт или не быт – вот в чем вопрос

Снова наступил февраль, открыв сезон семейного и корпоративного празднования и поисков подарков. Опять Интернет пестрит шутками на тему того, как «мужчины ждут очередной шампунь на 23 февраля, а женщины – ...

Бывают ли всезнающие и непогрешимые родители

Мы продолжаем публиковать отрывки из книги «Мама, перестань читать нотации! И ты, папа, тоже!» греческого педагога и организатора «школы родителей» Кики Дзордзак а ки-Лимбероп у лу, перевод которой выполнен монахиней ...

Быть для всех светильником

Гаснут последние огни, погружающегося во мрак большого города. Всю землю словно окутала тьма. День великого Праздника не властен над умами и сердцами людей, которые пребывают в недоумении и ощущении бессмысленности ...

Бывает ли белой зависть, или Лимонад из очень кислых лимонов

Завистливый человек причиняет огорчение самому себе, словно своему врагу. Не знаю, бывают ли люди, ни разу не переживавшие муки зависти. Но, несмотря на распространённость этого чувства, о зависти не принято ...

Был в темнице – и вы посетили Меня

Святая Анастасия Узорешительница – еще одна девица из сонма христианок-мучениц 3-4 веков. Знатная римлянка, умница-красавица, девственница и олицетворение кротости и стойкости одновременно. Однако есть в ее житии нечто, что не ...

Быть только мамой

«А ты открыла свой бизнес в декрете?» — сурово спрашивает интернет. «После рождения ребенка я стала дизайнером, нашла свое призвание и отлично зарабатываю». «У меня трое детей, я пеку пироги ...

Быть отцом дочери: 10 вещей, о которых нас не предупредили

Обычные люди имеют тенденцию превращаться в каких-то безумных предсказателей, когда узнают, что вы ждете ребенка. В моем случае пророки вываливали на меня тонны информации относительно того, что значит быть отцом, ...

Быть бабушкой

Мой внук Гоша родился восемь лет назад, а кажется, будто вчера. Его, упитанного карапуза (весил четыре килограмма), принес в палату из родильного отделения мой зять. Потом появился детский доктор. Пока ...

Быть мамой аутиста

Олегу 9 лет. У него серые глаза, светлые волосы и чудесная улыбка он любит бегать, лазать и плавать, любит сыр, огурцы и шоколадную пасту «Нутелла», сказки А. С. Пушкина и ...

Быть родителем

В семье родился малыш. Родился и вместе ни с чем несравнимой радостью принес множество вопросов. Что это за существо, так похожее на меня и одновременно совсем другое? Поймем ли мы ...

Быть мамой мальчика

Я мама мальчика. Помимо родного у меня есть еще два крестных сына. Мальчишек люблю очень. Мне с ними намного интересней, чем с девочками (допускаю, что до тех пор, пока не ...

Рейтинг@Mail.ru