Главная 16 Женские штучки 16 Вспоминая о музейном отрочестве…

Вспоминая о музейном отрочестве…

Современные программы перегружены! Даёшь эффективность образования!

Давайте сократим ненужные предметы! Сочинение! Нет, эссе!

ЕГЭ – наше всё! Нет, ЕГЭ – это смерть гуманитарного образования!

Каких только лозунгов не наслушались современные школьники. Каких только предметов – экология, история религии, москво- и прочие ведения – не изучали на своём веку.

Теперь тренд другой – лишними знаниями ребёнка не утомляем, тщательно готовим только к тем предметам, результаты экзаменов по которым понадобятся для поступления в заранее выбранный вуз. Глядя на то, как штормит нынешнюю систему образования, я невольно вспоминаю собственное отрочество.

Школу мне довелось оканчивать в одной из бывших союзных республик, так что к углублённому английскому добавлялось ещё ощутимое количество часов национальной литературы, и восемь-девять уроков в день были у нас не редкостью. Однако, кажется, вопреки всем медицинским требованиям, раз в неделю гимназистов старших классов неизменно загружали в музейный лекторий на занятия по истории искусств.

И вот тут начиналось волшебное.

Вспоминая о музейном отрочестве…

На экране тёмного зала одна за другой проплывали эпохи и страны – развалины Помпей сменялись римским Колизеем, собор святого Петра – Сикстинской капеллой, сразу за стенами которой начинались неправдоподобно широкие улицы городов латинского Нового Света. Потом занятия перемещались в музейные залы, на стенах которых портреты соседствовали с натюрмортами, итальянцы – с голландцами, а Рубенс – с ранним Рерихом. Современные составители эффективных программ пришли бы, наверное, в ужас, но именно из тех занятий я до сих пор помню, почему в пейзажах на заднем плане леонардовских Мадонн так мало зелени и какую роль сыграла венецианская ведута в восстановлении европейских городов после бомбардировок Второй Мировой.

И одной из потерь уже первого курса, о которой жалею до сих пор, была тетрадь по всё той же истории искусства, на зачёте уведённая у меня неустановленными однокурсницами. Ещё бы, весь Египет там был расписан по периодам! И по улицам Москвы я иной раз хожу, словно бы делая перекличку постепенно уходящим в небытие остаткам исторической застройки, – классицизм, готика, опять классицизм, о! ар нуво, а это уже сталинский ампир…

Послушайте, а, может, не стоит так усложнять жизнь? И уроки МХК, кое-где до сих пор чудом удерживающиеся в школьном расписании, — это блажь, отнимающая у школьников драгоценное время, столь нужное для подготовки к важному жизненному трамплину – ЕГЭ? И ходить по Москве надо спокойно – кратчайшими маршрутами, радуясь благосостоянию города, периодически находящему выражение в новых небоскрёбах и торговых центрах?

И какой-то там Архнадзор, новогодней ночью караулящий руины очередной усадьбы, в восстановление которой нужно вбухать сотни миллионов, попросту странен и неэффективен? И правда, в стране вполне есть, куда деть сотни миллионов, – в ней старики вон замерзают, а тут – реставрация очередного провала.

И потом, как, скажите, вести ребёнка в тот же Пушкинский музей, если половина увековеченных в тамошних картинах и скульптурах – это какие-то боги, да ещё к тому же — как бы это помягче сказать? — не вполне одетые? Увы, реакцию сограждан, подобную просьбам средневеково-целомудренных сподвижников Петра I, которые требовали пошить на срамных болванов — статуи, закупленные царём для Летнего сада, – приличные суконца, наблюдать тоже приходилось.

Вспоминая о музейном отрочестве…

Ну, ладно, понятно ещё – древние греки и римляне. Это особая цивилизация, жившая в тёплом – не чета среднерусскому — климате, отдельный мир, со своей историей и философией, который был давно и канул в Лету. Но зайдите-ка в залы современного искусства – эти странные мазки и точки – это что, тоже миры?

А сколько же их тогда? Где их место, граница?

В чём их суть и польза? Как измеряется их ценность, наконец?

Ведь иначе получается, что любые два чудака, решившие поразвлекаться и устроить действо, обзываемое модным словом флешмоб или ещё одним – инсталляция, на самом деле создают свой мир? А слон, занимающийся современной живописью в зоопарке, тоже создаёт миры? А как же тогда в них, мирах, не запутаться?

И зачем их вообще столько, если вот он есть вокруг – главный и один? И где граница между блужданием, как говорится, в небесных кренделях — мечтах и фантазиях, что вроде бы признали делом недостойным, и просто пониманием того, что хотел сказать автор?

Уже много позже, когда было прочитано много книг и далеко не одна лекция, на большинство этих зачем и почему нашлись простые и понятные ответы. Дело в том, что каждый из нас воспринимает жизнь чуть по-своему – выделяя акценты, выбирая важное, с бóльшим удовольствием пользуясь при этом литературными образами или же математическими формулами.

То есть живём мы вроде в мире одном, но для всех нас он разный.

Вспоминая о музейном отрочестве…

Что же до художников и писателей, то они действительно миры создают – придумывают героев и законы физики, планеты и эпохи. И совсем реальные, казалось бы, Петруша Гринёв и Татьяна Ларина – ничуть не менее фантастичны, чем герои Булгакова или причудливые персонажи современной фэнтези.

Вот таков закон искусства, особого рода человеческой деятельности, которая некогда родилась из того, что, не умея выделить терминов и научных понятий, человек передавал знания образами. С наукой с тех пор разобрались, но и искусство осталось.

И наличием особого мира – со своими законами и способами отражения — картина художника, собственно, отличается от мазни слона. (Хотя, если быть до конца честными, что имел в виду слон, мы не знаем).

А разные стили в искусстве подобны разным языкам знать много языков – это хорошо или плохо? А ещё у художественного образа есть такая странная особенность – он свободен.

То есть, если автор до конца честен с читателем и не переходит в финале большого и хорошо написанного романа к унылым нотациям о том, что же он сам имел в виду (кого из классиков я имею в виду – угадайте сами), то его творение не бывает плохим или хорошим, правильным или неправильным — искусство в принципе оценивается по-другому.

Художественное произведение может быть бедным или богатым смыслами, понятным широкому зрителю или маленькой горстке любителей какого-нибудь экзотического стиля – примерно так совершенствовавшийся тысячелетиями национальный язык отличается от виртуозного и хитрого компьютерного кода. Произведение может быть стилистически невыдержанным – хотя потом вдруг запросто окажется, что автор изобрёл свой особый, новый язык… В искусстве сплошь и рядом уживается и сосуществует понятное и близкое нам с тем, что мы не понимаем и не можем принять. И тогда чуть ли не единственным критерием оценки оказывается…честность художника.

Одно дело, если он – человек с классическим образованием, прекрасно владеющий правильным — реалистическим стилем письма, но сознательно выбирающий иное, ищущий новое… Или же перед нами деревенская бабушка, на склоне лет обнаружившая неожиданную тягу к наивному искусству, не претендующая на регалии и славу, а просто получающая огромную детскую радость от создания каждой куколки и досточки. Но если известность, слава и коммерческий успех для автора превосходят по значению саму суть его произведений, тогда, попомните моё слово, перед нами – в лучшем случае – умелый ремесленник. Про худший – умолчим…

В суете торопливых разъездов по засыпанной метровыми сугробами столице, я сажусь на троллейбус, который тяжело и неспешно тащит свою ношу по мосту на высоту Воробьёвых гор. За окном в который раз проплывают до боли знакомые очертания Большой арены Лужников, и я вдруг отчётливо понимаю, что их создателям в холодной Москве снился — ни много ни мало — римский Колизей. Зачем мне самой это понимание?

Да и стадион, с которым, кажется, опять начались какие-то проблемы, удобней оно не делает. Однако от того, что оно есть, жизнь, кажется, становится чуточку богаче.

О admin

x

Check Also

Быть собой нельзя измениться

Мы живем в обществе людей, нацеленных на успех. И все пытаемся этому соответствовать, зачастую даже не осознавая. С детства в нас загружаются образы успешных людей, героических поступков, недюжего ума, причем ...

Бывают странные сближенья…

Христианская Церковь знает множество «парных» святых. Это и супруги Петр и Феврония, и братья Борис и Глеб или Кирилл и Мефодий, и даже не знакомые друг с другом при жизни ...

Бюджетный вопрос

Совсем недавно, в отпуске, за ужином в прибрежном ресторанчике, мы случайно услышали разговор сидящих за соседним столиком супругов-итальянцев с двумя детьми. В память мне особенно врезалась его раздраженная фраза: «У ...

Быть слабой

Сегодня речь пойдёт вот о чём… Хотя, всё по порядку. Читая Роберта Рождественского: Будь, пожалуйста, послабее. Будь, пожалуйста. И тогда подарю тебе я чудо запросто. И тогда я вымахну — ...

Быть родителем для самого себя

На днях я стала думать о людях из своего прошлого, и передо мной всплыли воспоминания об одной интересной личности. Итак, была у меня удивительная знакомая… нет, конечно, она и сейчас ...

Быт или не быт – вот в чем вопрос

Снова наступил февраль, открыв сезон семейного и корпоративного празднования и поисков подарков. Опять Интернет пестрит шутками на тему того, как «мужчины ждут очередной шампунь на 23 февраля, а женщины – ...

Бывают ли всезнающие и непогрешимые родители

Мы продолжаем публиковать отрывки из книги «Мама, перестань читать нотации! И ты, папа, тоже!» греческого педагога и организатора «школы родителей» Кики Дзордзак а ки-Лимбероп у лу, перевод которой выполнен монахиней ...

Быть для всех светильником

Гаснут последние огни, погружающегося во мрак большого города. Всю землю словно окутала тьма. День великого Праздника не властен над умами и сердцами людей, которые пребывают в недоумении и ощущении бессмысленности ...

Бывает ли белой зависть, или Лимонад из очень кислых лимонов

Завистливый человек причиняет огорчение самому себе, словно своему врагу. Не знаю, бывают ли люди, ни разу не переживавшие муки зависти. Но, несмотря на распространённость этого чувства, о зависти не принято ...

Был в темнице – и вы посетили Меня

Святая Анастасия Узорешительница – еще одна девица из сонма христианок-мучениц 3-4 веков. Знатная римлянка, умница-красавица, девственница и олицетворение кротости и стойкости одновременно. Однако есть в ее житии нечто, что не ...

Быть только мамой

«А ты открыла свой бизнес в декрете?» — сурово спрашивает интернет. «После рождения ребенка я стала дизайнером, нашла свое призвание и отлично зарабатываю». «У меня трое детей, я пеку пироги ...

Быть отцом дочери: 10 вещей, о которых нас не предупредили

Обычные люди имеют тенденцию превращаться в каких-то безумных предсказателей, когда узнают, что вы ждете ребенка. В моем случае пророки вываливали на меня тонны информации относительно того, что значит быть отцом, ...

Быть бабушкой

Мой внук Гоша родился восемь лет назад, а кажется, будто вчера. Его, упитанного карапуза (весил четыре килограмма), принес в палату из родильного отделения мой зять. Потом появился детский доктор. Пока ...

Быть мамой аутиста

Олегу 9 лет. У него серые глаза, светлые волосы и чудесная улыбка он любит бегать, лазать и плавать, любит сыр, огурцы и шоколадную пасту «Нутелла», сказки А. С. Пушкина и ...

Быть родителем

В семье родился малыш. Родился и вместе ни с чем несравнимой радостью принес множество вопросов. Что это за существо, так похожее на меня и одновременно совсем другое? Поймем ли мы ...

Быть мамой мальчика

Я мама мальчика. Помимо родного у меня есть еще два крестных сына. Мальчишек люблю очень. Мне с ними намного интересней, чем с девочками (допускаю, что до тех пор, пока не ...

Рейтинг@Mail.ru