Твоя Соня

— Среди женщин (…) есть особый разряд. Это — подруги викингов, это — светлоликие Изольды с алмазными душами.
А. Солженицын В круге первом

Об этой женщине не писали восторженных книг, не снимали фильмов и не восхищались ее мужеством и самоотверженностью. Слишком уж бледно выглядит теперь каждодневный подвиг (а ее жизнь была именно подвигом) жены и матери в сравнении с яркой, порывистой и страстной жизнью другой женщины – Анны Тимиревой, ставшей ее вольной или невольной соперницей.

Имена адмирала Колчака и его возлюбленной всегда стоят рядом и ассоциируются друг с другом. А о жене знаменитого адмирала Софье почти не вспоминают и мало что знают.

Что ж, свой крест супруги офицера – вечное ожидание встречи, страх за мужа, верность и умение быть незаметной рядом с ним – она несла достойно не только в жизни, но и после смерти.

Анна Тимирева, оставившая ради Колчака мужа и ребенка и последовавшая за ним в тюрьму, в старости писала о жене адмирала: Я рада тому, что на ее долю не выпало всего того, что пришлось пережить мне. К счастью, самой Анне тоже не довелось узнать всю горечь и боль, пережитые Софьей Колчак…

Софья родилась в древнем украинском городке Каменец-Подольске в 1876 г. в дворянской семье действительного тайного советника Федора Васильевича Омирова и Дарьи Федоровны Каменской. Образование Соня получила в Смольном институте, интересовалась философией, знала семь языков, из которых французским, немецким и английским владела в совершенстве.

Твоя Соня

Софья Федоровна Омирова-Колчак

С Александром Колчаком ее познакомили его родители на балу в Морском собрании. Будущим свекрам Соня нравилась волевым характером, аристократизмом, независимостью — рано осиротев, она сама зарабатывала, преподавая языки, и не стеснялась своего положения.

Все эти качества по достоинству оценил и сам Колчак. Едва ли можно было желать лучшего характера для жены военного.

Они должны были пожениться после возвращения Александра из первой экспедиции, длившейся несколько лет. Оттуда он писал невесте: Прошло два месяца, как я уехал от Вас, моя бесконечно дорогая, и так жива передо мной вся картина нашей встречи, так мучительно и больно, как будто это было вчера. Сколько бессонных ночей я провел у себя в каюте, шагая из угла в угол, столько дум, горьких, безотрадных… без Вас моя жизнь не имеет ни того смысла, ни той цели, ни той радости.

Все мое лучшее я нес к Вашим ногам, как к божеству моему, все свои силы я отдал Вам…. Ее именем он назвал остров в архипелаге Литке и мыс на острове Беннета. Эти суровые скалы среди северных морей и ветров стали символом будущей жизни самой Софьи Федоровны…

Свадьбу пришлось отложить до окончания теперь уже второй экспедиции. К тому времени Софья приехала с отцом Колчака из Петербурга в Иркутск, где через 4 года после знакомства они обвенчались в морской Архангело-Михайловской церкви, в которой издавна благословляли моряков, уходящих в плавание. А уже через день молодая жена провожала лейтенанта Колчака на фронт в Порт-Артур – шла Русско-японская война.

Сама же Софья вернулась в Петербург. Там родилась их первая дочка, но отец даже не увидел ее – девочка не прожила и месяца.

В 1910 году родился сын Ростислав, а спустя еще 2 года — дочь Маргарита.

Все эти годы для Софьи Федоровны проходили в ожиданиях, встречах и проводах мужа – полярные экспедиции чередовались с войнами. Но она не жаловалась и писала спокойные приветливые письма: Дорогой Сашенька! Славушка начинает много говорить, считать и поет себе песни, когда хочет спать… Как твои дела?

Где ты теперь? Как прошли маневры и цел ли твой миноносец? Я рада, что ты доволен своим делом.

Я боюсь, не было бы войны, тут об этом много говорили. Читала роман о генерале Гарибальди по-итальянски. Вышиваю и считаю дни.

Пиши про себя. Твоя любящая Соня.

Войны она боялась не зря. Когда началась Первая мировая война, семьи военных квартировались в Либаве, на самой границе, и под обстрелом немцев в городе нельзя было оставаться. Софья Федоровна, бросив все вещи, бежала с маленькими детьми.

Казалось, что опасность миновала, но в дороге простудилась двухлетняя дочь и через несколько недель умерла в Гатчине. Утешить Софью Федоровну было некому – родителей давно не было в живых, муж воевал, а сын, к счастью, был еще слишком маленьким, чтобы разделить ее боль.

Когда появилась возможность, Софья отправилась к мужу в Гельсингфорс, где размещался штаб Балтийского флота. Там ее ждало еще одно испытание в лице миловидной молодой женщины, жены давнего знакомого Колчаков Сергея Тимирева – Анны.

Сама Анна вспоминала о жене своего возлюбленного: Она была очень хорошая и умная женщина и ко мне относилась хорошо. Она, конечно, знала, что между мной и Александром Васильевичем ничего нет, но знала и другое: то, что есть, очень серьезно, знала больше, чем я…

Трудно сказать, как справилась с этим несчастьем Софья Федоровна. Наверное, помогли сильный характер, приобретенная с годами выдержка и любовь к сыну, которому она хотела создать счастливое детство, — как писала мужу.

Твоя Соня

Адмирал Александр Васильевич Колчак

Сам Ростислав впоследствии очень точно охарактеризовал последнюю любовь отца: Их роман красив для романистов. Но когда двое людей, обвенчанные с другими в церкви, считающие себя православными, на глазах у всех предаются своим порывам, это выглядело странно!

После назначения в 1916 году Колчака командующим Черноморским флотом Софья Федоровна переехала с ним в Севастополь, где организовала санаторий для нижних военных чинов, возглавила дамский кружок помощи больным и раненым воинам. В августе 1917 Керенский принудил адмирала подать в отставку, после чего тот по приглашению командования американского флота уехал в США для консультирования американских военных специалистов.

Все это время Софья Федоровна с сыном жила Севастополе и ждала его.

Ждала, даже когда город заняли большевики и начались расстрелы. К счастью, сына удалось отправить к друзьям на родину, в Каменец-Подольский, там было безопасно. Сама она пряталась под чужим именем в домах знакомых, пока не узнала, что вернувшегося в Россию мужа сопровождает Анна Тимирева…

Твоя Соня

Тогда же Колчак написал жене: Все, что могу сейчас желать в отношении тебя и Славушки, чтобы вы были в безопасности и могли бы прожить спокойно вне России настоящий период кровавой борьбы до Ее возрождения. Ты не можешь ни с какой стороны, кроме уверенности моей в безопасности и спокойной жизни твоей за границей, помочь мне в этом деле.

И она уехала на английском корабле — помогли британские союзники — в Констанцу. Оттуда Софья Федоровна перебралась в Бухарест, а затем, с сыном, — во Францию. Денег не было, и она, как многие эмигрантки, сдавала в ломбард уцелевшие ценности – и серебряные ложки, и награды мужа…

Конечно, Софья Федоровна и сама работала — перешивала старые вещи, вязала, огородничала, но средств иногда не хватало даже на еду. Помогали, как могли, друзья и сослуживцы Колчака, но и сами они жили не намного богаче.

Заветной мечтой Софьи Федоровны было вырастить сына и дать ему хорошее образование. Ради этого она не стеснялась унижаться и просить денег даже у малознакомых людей.

Она писала знаменитому полярному исследователю Ф. Нансену, у которого Александр Колчак когда-то проходил подготовку перед своей первой полярной экспедицией: Дорогой сэр, все еще надеясь без надежды, я взяла на себя смелость обратиться к Вам, поскольку не вижу никого, кто хотел бы помочь нам в нашей беде… у меня есть мой мальчик, чья жизнь и будущность поставлены сейчас на карту… Молодой Колчак учится в Сорбонне… с надеждой встать на ноги и взять свою больную мать домой. Он учится уже два года, осталось еще два или три года до того, как он получит диплом и выйдет в большую жизнь. В мае начнутся экзамены, которые полностью завершатся к августу.

Но как дожить до этого момента? Мы только на время хотели бы занять немного денег, чтобы перевести ему 1000 франков в месяц…

Мечты Софьи Федоровны осуществилась, она сумела дать сыну хорошее образование. Ростислав Колчак окончил Сорбонну, был талантливым финансистом, офицером французской армии и воевал против немцев во Вторую мировую войну, как когда-то его отец. Он женился на Екатерине Развозовой, дочери убитого большевиками адмирала Александра Владимировича Развозова, а своего сына назвал в честь двух дедов-адмиралов — Александром.

Потомки Колчака и сейчас живут во Франции и Америке.

Твоя Соня

Софья Федоровна Колчак с сыном Ростиславом (офицером французской армии) и внуком Александром. Франция, 1939 год

Софья Федоровна умерла в глубокой старости. До конца жизни она работала, как могла, — шила, вязала, а вырученные деньги собирала на сооружение братского памятника воинам белых армий на главном русском кладбище Франции Сент-Женевьев-де-Буа.

Среди других на нем было написано и имя адмирала Колчака. На этом же некрополе похоронили и саму Софью Федоровну.

О admin

x

Check Also

Бабуля, испеки мне луну

Она была моим самым дорогим, любимым и близким человеком. Моя дорогая, незабвенная Надежда Артемьевна, моя баба Надя… Небольшого роста, подвижная, худощавая, волосы белые-белые, собранные в пучок и заколотые гребешком. На ...

Баба со скалкой

Вопрос, который, как мне кажется, волнует многих женщин: как найти золотую середину между высказыванием мужчине своих пожеланий (для достижения обоюдной гармонии, то есть и для его тоже пользы) и риском ...

Азиатские мотивы на постном столе

Великий пост длится уже достаточно долго, так что самое время немного разнообразить меню. Многие возразят, что пост — время смирения и ограничений и значит, не следует изобретать изысканных блюд. С ...

Ах, как бы чего не вышло

Лена с детства была умной, задорной, эмоциональной и развитой девочкой. Родители ее любили, хвалили, но не баловали. Наверняка, в чем-то ошибались, но всегда видели (и видят) в дочери больше хорошего ...

Ах, я бедная овечка

Источник фото: avdeeva.livemaster.ru Занимаясь очередным рассаживанием тараканов по местам в своей голове, я нашла там много интересных личностей. В прошлый раз мы познакомились с бегемотиком, а сегодня я вам представлю ...

А я возьму и усложню, или Один раз

По телевизору крутят рекламу с Антонио Бандерасом. Незамысловатый сюжетец: стареющий мачо вступает в некую эмоциональную и физическую связь с едой, они вместе смеются, о чём-то говорят. Но вот обед закончен, ...

Айрис Грейс: девочка с аутизмом, ставшая признанной художницей

Айрис Грейс шесть лет, и у нее аутизм. Когда Айрис поставили диагноз, ее мама твердо решила найти способ достучаться до девочки и сделать все возможное, чтобы Айрис чувствовала себя счастливой. ...

Ах, эта свадьба! Если вы приглашены

Открыт радостный весенний сезон свадеб, и многие из нас начинают получать приглашения от подруг разделить вместе с ними это торжественное событие. К сожалению, в нашей замечательной стране традиция свадебных нарядов ...

Ах, какая мука – воспитывать

«Ах, какая мука – воспитывать», – хочется воскликнуть вслед за Фрекен Бок буквально каждые десять минут. Мозг постоянно сверлит мысль о том, что главное в жизни – это прилично воспитать ...

Айвазовский: 6000 видов моря

Поскольку «Девятый вал» видели все, кажется, что про Айвазовского мы знаем всё. Да и потом, сколько можно смотреть на воду? Но именно её Айвазовский писал всю жизнь. Вообще-то настоящее имя ...

А вы на шкаф залезьте

Есть у меня один знакомый. Назовем его Василий. Василий — верующий, православный. Но мне общаться с ним не очень хочется, потому что все разговоры у него сводятся к одной теме: ...

Ах, целлюлит, целлюлит, целлюлит

Целлюлит — одно из самых таинственных косметологических явлений. Он невероятно портит настроение девушкам и женщинам. Особенно в преддверии сезона отпусков. Атакует, как нам кажется, неожиданно, исподтишка. И совершенно непредсказуемо выбирает ...

Авторитет старших

Мы продолжаем публиковать отрывки из книги «Мама, перестань читать нотации! И ты, папа, тоже!» греческого педагога и организатора «школы родителей» Кики Дзордзакаки-Лимберопулу, перевод которой выполнен монахиней Екатериной специально для портала. ...

А тому ли я должна-то

Хорошо придумали англичане. Сколько же у них глаголов долженствования – для любого нюанса этого состояния… А у нас – как обухом по голове: я должна. Слушаться старших, делать уроки, любить ...

Астрид Линдгрен изменила мою жизнь дважды»

Когда Саре Швардт было 12 лет, она написала письмо Астрид Линдгрен. Вместо открытки со стандартным текстом писательница отправила ответное письмо. Единственная сохранившаяся из него фраза: «То есть хорошие фильмы — ...

А ты роди дитя

Берегите слезы ваших детей, дабы они могли проливать их на вашей могиле. Пифагор Однажды мне было двадцать лет, я была молодая жена, я жила в собственной квартире с собственным мужем, ...

Рейтинг@Mail.ru