Тихий свет

Тихий свет

Рождество, как известно, семейный праздник. И собираться принято всем самым близким — отцу с матерью, детям, внукам.

Но с годами это выходит все реже — старшие устают, молодые разъезжаются по городам и весям, накрывают свои столы и приглашают своих гостей.

Бабушки, дедушки, тети и дяди понемногу остаются на краю торжества, в лучшем случае им позвонят по скайпу или отделаются поздравлением в соцсетях. Тем паче, что у многих с годами портится характер, старики становятся чересчур разговорчивы, нравоучительны, обидчивы и гневливы, раз за разом повторяют одни и те же истории.

Порой болезнь день за днем, месяц за месяцем отнимает близкого человека, подсовывая вместо него неопрятное, апатичное, немое или сквернословящее, безумное и беспамятное существо. Но даже к здравым умом и телом родственникам мы зачастую не спешим.

Почему?

Причины, лежащие на поверхности, — меркантильного свойства. Жаль времени, денег, сил, так необходимых нам самим, нашим детям, друзьям, возлюбленным.

Стоит вкладываться в то, что растет, а не в то, что увядает. Старики сами виноваты — они брюзжат и ноют, поминают давние свары, тыкают в больные места, оскорбляют и нас и наших близких, требуют неизвестно чего.

Они ведутся на самую дурную рекламу и закупают фуфломицины и чудо-пылесосы, а потом лицемерно вздыхают, что у них нет денег.

Требуют материальной помощи, чтобы подкинуть что-нибудь несчастненькому брату или сестре. Звонят по десять раз с бессмысленными разговорами, отнимают время, не слышат нет, жаждут помощи в самых бессмысленных делах — от посадки картошки до спасения из подвала бездомных кошек.

Дарят дурацкие подарки, всучивают рухлядь, подобранную невесть где, несъедобные домашние заготовки и подкисший супец.

Бесконечно жалуются на недуги и хворости со всеми неаппетитными подробностями, требуют врача и скорую при каждом скачке давления. По десять раз переигрывают наследство, обделяя нас и наших детей.

Выходят замуж и женятся на старости лет, находя самые невероятные пары. Становятся верующими или атеистами, коммунистами или либералами, параноиками или меланхоликами.

Честный ответ — они стареют.

Мы видим, как слабеют руки деда, когда-то подкидывавшего нас-маленьких к самому потолку. Как беспомощно передвигает ноги по комнатке бабушка, ещё недавно летавшая по столице в поисках лучших билетов в театр. Как та сила, что оберегала нас и защищала, любила и грела — тает, словно огарок свечи.

И недалек тот день, когда ветер задует пламя. И сколько ни плачь в подушку, сколько ни зови бабуля, я боюсь — ничего не изменится.

Мы смотрим на их одиночество. На сужающиеся круги дружества и родства, на диалоги с моськой, попугаем или телевизором, на молитвы и долгие бдения.

На пространные мысли, обрывки прошлого и беспомощность перед лицом настоящего. На уходящую память, ветшающий мощный ум, рушащееся под грузом лет внутреннее достоинство.

Мы чувствуем запах старости — нездорового тела, болячек, немощей, физиологических отправлений, лекарств. Морщины и седина, сутулая спина, дряблый живот, отеки, раздувшиеся суставы, тяжелые движения, стоны и вздохи, унизительные утки, памперсы и купания — однажды все это может произойти и с нами.

Тихий свет

Иногда старость сопровождается королевским величием, немощь тела не касается гордого духа — как у Зельдина, у Плисецкой, у Бехтеревой, у папы Иоанна Павла II и святителя Луки. До последних дней удается преподавать, лечить, поддерживать, наставлять, светить домашним — и тем больней мука неизбежного расставания.

Глядя в безмятежные выцветшие глаза, мы видим смерть — их и свою. Сердце, простите за пафос, кровоточит от жалости к нашим близким — и к себе тоже. Ничего уже не изменишь, нет лекарства, излечивающего от старости, убирающего морщины, возвращающего память…

Только любовь. Только принятие.

Только понимание — они это мы. Их бессмертие здесь — в нас, наших детях и детях наших детей, они сохранили огонек жизни и передали его дальше.

А там, куда стариков ведет время, их встретит тот, чьё Рождение мы отметили в седьмой день января. Там нет ни старости, ни болезней, ни беспамятства, ни обид.

А здесь мы можем лишь поделиться теплом, дать пожилым людям толику столь необходимой любви.

Да, для этого придется ограничить себя — отложить в дальний ящик обиды и недовольство, суетливость и раздражительность. Побыть терпеливыми и заботливыми, нежными и внимательными.

Позаботиться о наших стариках так, как они когда-то заботились о нас и наших родителях. А если они этого не делали, все равно позаботиться — сейчас они слабы, им тяжелее чем нам, одиночество гнетет их куда больше.

Может быть, наша любовь подарит им мир в душе, отогреет, расцветит улыбкой лицо.

Тихий свет

Пусть рождественские дни станут праздниками в кругу семьи. Старых фотографий и писем с фронта, семейных альбомов, картин и медалей, детских проделок седых мальчишек и свадебных платьев бабушек.

Воспоминаний о том прошлом, которое вот-вот канет в Лету и никогда уже не вернется — с талонами и танцами в парках, пионерскими галстуками и первомайскими парадами, самым вкусным в мире мороженым и почти что запретными крашеными пасхальными яйцами, толстыми журналами и проворными телеграммами.

Пусть за столом назовут по именам тех, кто не смог приехать в этом году, и тех, кто уже никогда не приедет. Пусть найдется время навестить всех, кого можно, — привезти мандаринов и открытки от внуков, обогреть, выслушать, поддержать, помочь в немудрящих бытовых нуждах.

Напомнить о нашей любви.

Тяжело, когда нас отвергают. Гневный старик или бранчливая старуха, брызгая слюной, кричат в трубку, что не нужно им ни нас, ни наших подачек, а то и выставляют из дома, хлопают дверью и оскорбляют.

Ещё тяжелее — когда в нас видят умерших братьев и жен, дальних родственников, детей. Или вообще никого не видят.

Иногда приходится принимать непростой выбор, чей душевный комфорт дороже — пожилого родственника или детей и мужа, категорически не готовых взаимодействовать с бабушкой или дядей. Но и в этом случае любовь — единственное спасение, в одиночку не справиться. Просто делаем то, что можем сделать, без обиды и гнева.

Приходим в больницу, звоним, пишем, соглашаемся, извиняемся за то, в чем не виноваты. Надеемся на чудеса — порой даже в тяжелой деменции бывают ясные окна, самый непростой характер может сгладиться, самая болезненная обида — обернуться прощением…

Тихий свет Рождества согревает нас в январскую стужу. Пусть его хватит на всех.

О admin

x

Check Also

Быть собой нельзя измениться

Мы живем в обществе людей, нацеленных на успех. И все пытаемся этому соответствовать, зачастую даже не осознавая. С детства в нас загружаются образы успешных людей, героических поступков, недюжего ума, причем ...

Бывают странные сближенья…

Христианская Церковь знает множество «парных» святых. Это и супруги Петр и Феврония, и братья Борис и Глеб или Кирилл и Мефодий, и даже не знакомые друг с другом при жизни ...

Бюджетный вопрос

Совсем недавно, в отпуске, за ужином в прибрежном ресторанчике, мы случайно услышали разговор сидящих за соседним столиком супругов-итальянцев с двумя детьми. В память мне особенно врезалась его раздраженная фраза: «У ...

Быть слабой

Сегодня речь пойдёт вот о чём… Хотя, всё по порядку. Читая Роберта Рождественского: Будь, пожалуйста, послабее. Будь, пожалуйста. И тогда подарю тебе я чудо запросто. И тогда я вымахну — ...

Быть родителем для самого себя

На днях я стала думать о людях из своего прошлого, и передо мной всплыли воспоминания об одной интересной личности. Итак, была у меня удивительная знакомая… нет, конечно, она и сейчас ...

Быт или не быт – вот в чем вопрос

Снова наступил февраль, открыв сезон семейного и корпоративного празднования и поисков подарков. Опять Интернет пестрит шутками на тему того, как «мужчины ждут очередной шампунь на 23 февраля, а женщины – ...

Бывают ли всезнающие и непогрешимые родители

Мы продолжаем публиковать отрывки из книги «Мама, перестань читать нотации! И ты, папа, тоже!» греческого педагога и организатора «школы родителей» Кики Дзордзак а ки-Лимбероп у лу, перевод которой выполнен монахиней ...

Быть для всех светильником

Гаснут последние огни, погружающегося во мрак большого города. Всю землю словно окутала тьма. День великого Праздника не властен над умами и сердцами людей, которые пребывают в недоумении и ощущении бессмысленности ...

Бывает ли белой зависть, или Лимонад из очень кислых лимонов

Завистливый человек причиняет огорчение самому себе, словно своему врагу. Не знаю, бывают ли люди, ни разу не переживавшие муки зависти. Но, несмотря на распространённость этого чувства, о зависти не принято ...

Был в темнице – и вы посетили Меня

Святая Анастасия Узорешительница – еще одна девица из сонма христианок-мучениц 3-4 веков. Знатная римлянка, умница-красавица, девственница и олицетворение кротости и стойкости одновременно. Однако есть в ее житии нечто, что не ...

Быть только мамой

«А ты открыла свой бизнес в декрете?» — сурово спрашивает интернет. «После рождения ребенка я стала дизайнером, нашла свое призвание и отлично зарабатываю». «У меня трое детей, я пеку пироги ...

Быть отцом дочери: 10 вещей, о которых нас не предупредили

Обычные люди имеют тенденцию превращаться в каких-то безумных предсказателей, когда узнают, что вы ждете ребенка. В моем случае пророки вываливали на меня тонны информации относительно того, что значит быть отцом, ...

Быть бабушкой

Мой внук Гоша родился восемь лет назад, а кажется, будто вчера. Его, упитанного карапуза (весил четыре килограмма), принес в палату из родильного отделения мой зять. Потом появился детский доктор. Пока ...

Быть мамой аутиста

Олегу 9 лет. У него серые глаза, светлые волосы и чудесная улыбка он любит бегать, лазать и плавать, любит сыр, огурцы и шоколадную пасту «Нутелла», сказки А. С. Пушкина и ...

Быть родителем

В семье родился малыш. Родился и вместе ни с чем несравнимой радостью принес множество вопросов. Что это за существо, так похожее на меня и одновременно совсем другое? Поймем ли мы ...

Быть мамой мальчика

Я мама мальчика. Помимо родного у меня есть еще два крестных сына. Мальчишек люблю очень. Мне с ними намного интересней, чем с девочками (допускаю, что до тех пор, пока не ...

Рейтинг@Mail.ru