Главная 16 Женские штучки 16 Путь от страха к любви

Путь от страха к любви

Путь от страха к любви

Итак, каждый из нас должен замечать, где он находится: вышел ли он из своего города, но остановился вне ворот в смрадном предместье его или прошел мало, или много или достиг до половины пути… Или дошел до града и взошел в Иерусалим… (преподобный авва Дорофей). Недавно я задумалась о своем пути, начала серьезно переоценивать свой церковный опыт.

Большим толчком в этом направлении стал роман Нины Федоровой Уйти по воде.

Это книга о жизни Церкви в девяностые и нулевые. Честно говоря, впечатления после прочтения были тяжелыми.

Если в начале романа было смешно читать о неофитском горении героев, то в конце уже стало страшно: очень ярко показано, насколько сильны последствия неправильных приоритетов в духовной жизни. К счастью, в книге все же есть и надежда…

Главная героиня романа, Катя, выросла в семье новообращенных христиан. Уверовав, родители Кати продали телевизор, раздарили светские книги, прекратили общаться со старыми друзьями и перестали обращать внимание на свою внешность. Они жили по принципу отвергнуть все прежнее — светское и греховное.

Но ведь светское — необязательно греховное! Опыт мировой культуры это неоднократно подтверждает: существует множество замечательных произведений нерелигиозного содержания, но глубоких по своей сути.

А зачем прерывать общение с добрыми светскими друзьями? В конце концов, может, и они когда-нибудь потянутся к вере?

Детей Катины родители отдали в православную школу, запретили заниматься танцами и единоборствами, вместо сказок начали читать вместе духовную литературу и заставляли поститься. Подобное воспитание, когда детей меряют взрослой мерой, как показывает практика, приносит печальные плоды…

Усвоив все эти второстепенные вещи, члены Катиной семьи так и не смогли прийти к главному, остались на этапе обрядоверия (может, это прозвучит и жестоко). Да, они каждую неделю исповедовались и причащались, но были ли у них живые отношения с Богом?

Создается впечатление, что нет. Катя радовалась воскресенью не из-за литургии или причастия, а из-за того, что дома после трех-четырех дней поста ее наконец-то ждал скоромный обед.

О проблеме соотношения внешнего и внутреннего замечательно писал игумен Петр Мещеринов в статье Проблемы воцерковления: Именно живая жизнь со Христом — самое важное, и единственно важное в Церкви этот опыт нужно культивировать, взращивать, приумножать… Безусловно, внешний церковный чин, правила и запреты, дисциплинарные нормы и традиционно сложившиеся формы поведения православного христианина имеют огромное значение они нужны и важны. Но не сами по себе, а только лишь тогда, когда они способствуют жизни во Христе, исполнению святых Его заповедей, становлению человека как христианина, то есть ответственной, зрелой, свободной, богоподобной личности. Если же этого не происходит — грош цена всем обрядам, юбкам, постам и православным словесам.

Обряд сам по себе не является источником духовной жизни… Через обряд пробиться к Живому Христу чрезвычайно сложно, почти невозможно. Но естественен обратный путь — от познания Христа к церковному обряду.

Священное Писание дает нам критерии правильности нашего духовного пути: Плод же духа: любовь, радость, мир, долготерпение, благость, милосердие, вера, кротость, воздержание (Гал 5:22-23). К сожалению, семья Кати не смогла прийти к евангельскому пониманию Бога, осталась в ветхозаветном состоянии.

Для них Бог не любящий Отец, а грозный Судия. Аннотация книги очень верно обозначает эту проблему: Кто же победит, кто сильнее, кто настоящий — Бог-Страх или Бог-Любовь.

Православие (от слов: правильно славить) учит тому, что вера — это радость: Всегда радуйтесь. Непрестанно молитесь.

За все благодарите: ибо такова о вас воля Божия во Христе Иисусе (1 Фес 5:16-18). Нельзя верить, стиснув зубы: это очень ненадежно и оскорбление Господу… Великий подвиг сейчас — сохранить веру, и не угрюмую, точно загнанную в какой-то подвижнический тупик, а веру-любовь, любящую веру, веселящуюся о своем Христе (С. Фудель).

Помните, как называется главная книга об Иисусе Христе? Евангелие, что в переводе означает благая (или радостная) весть.

Где же радость у героев-христиан Нины Федоровой.

Путь от страха к любви

Во время чтения мне невольно вспоминались слова пророка Исайи: Слухом услышите — и не уразумеете, и очами смотреть будете — и не увидите. Ибо огрубело сердце людей сих, и ушами с трудом слышат, и очи свои сомкнули, да не узрят очами, и не услышат ушами, и не уразумеют сердцем, и не обратятся, чтобы Я исцелил их (Ис 6:9-10).

Наверное, по-своему Катя была права, когда размышляла о том, что она не ушла от Бога потому, что попросту и не приходила к Нему. Еще в подростковом возрасте она поняла, что внешне все исполняла, а душой была не с Богом… Ее научили лишь обрядовой стороне, но не передали опыта живой радостной веры, поэтому неудивительно, что …Катя православную жизнь не любила, хотя никогда не признавалась в этом даже самой себе.

Члены Катиной семьи так и не стали самостоятельными христианами, вся ответственность за их жизнь лежала на духовнике — отце Митрофане: Самым частым выражением в Катиной семье было батюшка сказал… Из-за бесконечных батюшка сказал случались даже ссоры с дедушкой, когда он приходил в гости. Не Христос, а батюшка стал центральной фигурой в их жизни. При этом отношения с отцом Митрофаном у них были основаны на подчинении и страхе.

Общение с духовником не приносило Кате пользы, а только увеличивало ее душевные страдания: она чувствовала себя униженной, и каждый раз исповедь у батюшки заканчивалась слезами в парке.

Перед вами драматичная история последствий добрых намерений, не учитывающих лишь одного: человеческой свободы (Майя Кучерская). Не делайтесь рабами человеков, — предупреждает нас апостол Павел (1 Кор 7:23). Святые отцы предупреждают: Если же руководитель начнет искать послушания себе, а не Богу, — не достоин он быть руководителем ближнего! — Он не слуга Божий! — Слуга диавола, его орудие, есть сеть! (свт. Игнатий Брянчанинов).

Неслучайно один из эпиграфов к роману — слова из Евангелия от Матфея: Не называйтесь учителями, ибо один у вас учитель — Христос, все же вы — братья и отцом себе не называйте никого на земле, ибо один у вас Отец, Который на небесах и не называйтесь наставниками, ибо один у вас наставник — Христос. Больший из вас да будет вам слуга: ибо кто возвышает себя, тот унижен будет, а кто унижает себя, тот возвысится (Мф 23:8-12).

Отец Митрофан внушал своим прихожанам, что самоукорение — важная добродетель, но не пояснял, что заниматься этим нужно с рассуждением, иначе можно впасть в уныние. Батюшка пугал смертью и геенной огненной, сводил смысл жизни к борьбе с грехами, при этом не давая никакой надежды: Катя приходила в уныние.

Получается, всю жизнь надо страдать и идти тернистым путем, а потом еще и неизвестно, где окажешься, может быть, в аду, с теми, кто всю жизнь грешил и радовался. На страхе и основана вера прихожан отца Митрофана. Но прочный ли это фундамент? В любви нет страха, но совершенная любовь изгоняет страх, потому что в страхе есть мучение, боящийся не совершенен в любви (1 Ин 4:18).

Катю научили самоедству, а не покаянию, не рассказали ей о правильной любви к себе, поэтому она не умела видеть в себе в первую очередь образ Божий, а потом уже грехи и несовершенства.

В свете искаженных представлений о вере становятся понятными боль и метания Кати. Она интуитивно чувствует, что поведение ее православного окружения в чем-то ненастоящее, и не хочет вести себя лицемерно. Катя искренне считала, что …надеть джинсы и постричься было предательством веры, отречением от Христа, и одновременно ее восхищали ребята, которые не боялись быть непохожими на всех — они были свободны.

Героиня не смогла сродниться ни со своими (православными), ни примкнуть до конца к чужим (светским). Она одинока до встречи с Костиком, у нее не было близких друзей и подруг, и даже дома она не может поделиться своими проблемами с родителями.

Отчасти это и родительский промах: ей не показали, как выстраивать близкие, доверительные отношения с людьми.

Через несколько лет, уже окончив учебу и уйдя из Церкви, Катя встречает свою православную знакомую Машу. Но как удивительна эта встреча! Они сталкиваются не в храме, а… в курилке университета!

Казалось бы, до чего дошли две благочестивые девушки! Но все не так просто. Их разговор искренен, полон боли о поведении некоторых верующих: У нас так много неуважения, даже хамства, но все считают, что это надо терпеть — ведь это тебя смиряют.

Батюшки на исповеди незнакомым тыкают, отвечают грубо. И ведь сам не замечаешь потом, как сам так же хамишь — ведь от жизни в хамстве и в неуважении к тебе теряется и способность любить, уважать другого человека…

Путь от страха к любви

Из этого разговора Кати и Маши становится понятным, почему так необычно называется книга. Это роман о переходе в другое, более совершенное состояние.

По словам Маши, …может быть, иногда и в этом воля Божия — выйти из этого загончика, прыгнуть за борт лодки, в которой ты так долго сидишь, и пойти самостоятельно, пусть даже и по воде. Поэтому все же это роман о надежде.

Можно сказать, после этой встречи с Катей случается настоящая метанойя (греческий термин, обозначающий покаяние) — перемена сознания. Она начинает понимать, что во многом она и ее окружение — те самые двуличные фарисеи, которых осуждал Христос: Разве Богу нужна эта скользкая, склизкая ложь, эта липкая смазанная маска, под которой не видно истинного твоего лица….

Перед очередным Новым годом, в последний день старого года, Катя совершенно искренне собиралась умирать. Депрессия, нервный срыв. Она плохо ела, мало спала, боялась наказания от Бога или отца Митрофана (он ждал ее для разговора, а она не пришла).

Я думаю, что именно из этой пустоты, из глубины боли и отчаяния рождается ее первая настоящая молитва: Господи, я так устала бояться… Я больше не хочу верить в Бога Страха. И хочу сказать Тебе это честно, наконец… Я всю жизнь врала, но больше я не хочу врать — ни себе, ни Тебе.

Я всю жизнь верила в Тебя-Страх, но больше я так не хочу… Не верю, что Тебе нас не жаль, что Тебе нужно, чтобы мы боялись еще и Тебя. Не верю, что Тебе нужно, чтобы мы считали себя ничтожными и недостойными, унижали себя, втаптывали в грязь, любящий не хочет унижения любимых, отец счастлив, когда счастливы дети.

Я не верю в Тебя такого, в Тебя-тирана. Я буду верить в Тебя-Любовь, несмотря ни на что, что бы ни говорили…

Вот это уже вера, облеченная в силу, вера, которая сможет преодолеть все препятствия. Помните, как говорил Достоевский? Если б кто доказал мне, что Христос вне истины, и действительно было бы, что истина вне Христа, то мне лучше хотелось бы оставаться со Христом, нежели со истиной. Федорова ставит радостный диагноз своей героине: Как там пишут в книгах? Кризис миновал?

Путь от страха к любви

Удивительно показательна одна из последних сцен в романе — случайная встреча Кати с отцом Митрофаном в Греции. Это уже не тот старец, которого боялся весь приход: Оказывается, все эти годы она росла, а он умалялся.

Она напитывалась силой, а он силу терял. Из него уходила жизнь. Ложь разъедает, фальшь, предательство самого себя — разрушит что угодно, даже мощные скалы.

Значит, Катя все же выбрала верное направление, когда решила уйти по воде.

Интересен и показателен духовный путь, который прошла Катя, — путь от страха к любви. Думаю, что многие православные могут узнать себя в главной героине.

Святые отцы учат, что отношения с Богом сначала могут строиться на страхе наказания (раб), затем они могут основываться на принципе Ты — мне, я — тебе (наемник). Главная задача христианина — дойти до состояния сына, который исполняет заповеди не из-за страха или за награду, а по любви к Богу.

В конце романа становится понятным, что Катя начинает подходить к состоянию дочери, она уже чувствует себя любимым Божьим чадом. Но тут уж начинается новая история, история постепенного обновления человека, история постепенного перерождения его, постепенного перехода из одного мира в другой, знакомства с новою, доселе совершенно неведомою действительностью. Это могло бы составить тему нового рассказа, — но теперешний рассказ наш окончен (Ф.

М. Достоевский, Преступление и наказание).

О admin

x

Check Also

Бабуля, испеки мне луну

Она была моим самым дорогим, любимым и близким человеком. Моя дорогая, незабвенная Надежда Артемьевна, моя баба Надя… Небольшого роста, подвижная, худощавая, волосы белые-белые, собранные в пучок и заколотые гребешком. На ...

Баба со скалкой

Вопрос, который, как мне кажется, волнует многих женщин: как найти золотую середину между высказыванием мужчине своих пожеланий (для достижения обоюдной гармонии, то есть и для его тоже пользы) и риском ...

Азиатские мотивы на постном столе

Великий пост длится уже достаточно долго, так что самое время немного разнообразить меню. Многие возразят, что пост — время смирения и ограничений и значит, не следует изобретать изысканных блюд. С ...

Ах, как бы чего не вышло

Лена с детства была умной, задорной, эмоциональной и развитой девочкой. Родители ее любили, хвалили, но не баловали. Наверняка, в чем-то ошибались, но всегда видели (и видят) в дочери больше хорошего ...

Ах, я бедная овечка

Источник фото: avdeeva.livemaster.ru Занимаясь очередным рассаживанием тараканов по местам в своей голове, я нашла там много интересных личностей. В прошлый раз мы познакомились с бегемотиком, а сегодня я вам представлю ...

А я возьму и усложню, или Один раз

По телевизору крутят рекламу с Антонио Бандерасом. Незамысловатый сюжетец: стареющий мачо вступает в некую эмоциональную и физическую связь с едой, они вместе смеются, о чём-то говорят. Но вот обед закончен, ...

Айрис Грейс: девочка с аутизмом, ставшая признанной художницей

Айрис Грейс шесть лет, и у нее аутизм. Когда Айрис поставили диагноз, ее мама твердо решила найти способ достучаться до девочки и сделать все возможное, чтобы Айрис чувствовала себя счастливой. ...

Ах, эта свадьба! Если вы приглашены

Открыт радостный весенний сезон свадеб, и многие из нас начинают получать приглашения от подруг разделить вместе с ними это торжественное событие. К сожалению, в нашей замечательной стране традиция свадебных нарядов ...

Ах, какая мука – воспитывать

«Ах, какая мука – воспитывать», – хочется воскликнуть вслед за Фрекен Бок буквально каждые десять минут. Мозг постоянно сверлит мысль о том, что главное в жизни – это прилично воспитать ...

Айвазовский: 6000 видов моря

Поскольку «Девятый вал» видели все, кажется, что про Айвазовского мы знаем всё. Да и потом, сколько можно смотреть на воду? Но именно её Айвазовский писал всю жизнь. Вообще-то настоящее имя ...

А вы на шкаф залезьте

Есть у меня один знакомый. Назовем его Василий. Василий — верующий, православный. Но мне общаться с ним не очень хочется, потому что все разговоры у него сводятся к одной теме: ...

Ах, целлюлит, целлюлит, целлюлит

Целлюлит — одно из самых таинственных косметологических явлений. Он невероятно портит настроение девушкам и женщинам. Особенно в преддверии сезона отпусков. Атакует, как нам кажется, неожиданно, исподтишка. И совершенно непредсказуемо выбирает ...

Авторитет старших

Мы продолжаем публиковать отрывки из книги «Мама, перестань читать нотации! И ты, папа, тоже!» греческого педагога и организатора «школы родителей» Кики Дзордзакаки-Лимберопулу, перевод которой выполнен монахиней Екатериной специально для портала. ...

А тому ли я должна-то

Хорошо придумали англичане. Сколько же у них глаголов долженствования – для любого нюанса этого состояния… А у нас – как обухом по голове: я должна. Слушаться старших, делать уроки, любить ...

Астрид Линдгрен изменила мою жизнь дважды»

Когда Саре Швардт было 12 лет, она написала письмо Астрид Линдгрен. Вместо открытки со стандартным текстом писательница отправила ответное письмо. Единственная сохранившаяся из него фраза: «То есть хорошие фильмы — ...

А ты роди дитя

Берегите слезы ваших детей, дабы они могли проливать их на вашей могиле. Пифагор Однажды мне было двадцать лет, я была молодая жена, я жила в собственной квартире с собственным мужем, ...

Рейтинг@Mail.ru